И. Демидов. Михаил - Иван Демидов - Избранное - Книжная полка - Краснов World, литература + общение
Вторник, 21.02.2017, 21:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Какая музыка по душе?
Всего ответов: 10
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования
SEO services - site-submit.com.ua

Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, 
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог 
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
SafeWeber.ru

Книжная полка

Главная » Статьи » Избранное » Иван Демидов

И. Демидов. Михаил
Вступление

1

Собрался написать я поэму октавой,
Привлёк моё внимание, признаюсь вам, друзья,
Её красивый слог, текущий величаво,
Как звонкие потоки весеннего ручья.
Быть может, ради шутки иль простой забавы.
Поверьте, тёмных мыслей на сердце не храня,
Мне хочется, читатель, в вечерний тихий час
Порадовать рассказом моим немного вас.

2

Конечно, очень жаль, что я уже не первый
Стараюсь покорить вершину этих гор,
Но зависти я чужд, мои спокойны нервы,
И ясностью небесной наполнен кроткий взор.
Тем более в трудах поможет мне Минерва,
Орфей чудесной песней поддержит разговор.
Пока же, милый друг, имей чуть – чуть терпенья,
Закончится уж скоро весёлое вступленье.

3

Ах, шестистопный ямб, мне стиль твой неизвестен.
Наверно для других ты стал весьма родным,
Тобою написали немало чудных песен,
И стих твой, прочитав, поведал херувим
Небесному царю без вымысла и спеси,
Что видел он, летя над морем голубым.
Как музыка неслась со всех концов земли,
Живительною силой, вливаясь вглубь души.

4

Вот чую, в голове уже роятся слоги,
И ряд задорных рифм познать желает свет.
Все слоги перейдёт в слова, потом и в строки –
Появится на свет октава иль сонет.
В минуты озаренья, страданья и тревоги
Мне хочется забыть, как будто бы их нет.
Мы медленно пришли к заветному началу
Рассказа моего… перо бы не молчало.

Первая часть

1

Наступает октябрь. С каждым днём всё сильнее
Воет ветер свирепый в пустынном дворе.
За далёкой горой, одиноко синея,
Замерзает река, и в багровой заре
Утопают берёзы, их листья, робея,
На прозрачных крылах носит гордый борей.
Они долго кружатся, к земле припадая,
С тайной грустью былые года вспоминая.

2

«Я осень не люблю, её дожди и грозы,
И пасмурные дни, которым нет конца,
А эти слякоть, грязь – во мне рождают слёзы
И ранят посильнее, чем жало у свинца.
Мне ближе, роднее – метели, морозы,
Сугробы с утра на ступеньках крыльца.
Огромное зимнее синее небо.
На ветках берёз снег, лежащий нелепо», -

3

С усилием вздохнув, Полётов Михаил
Закончил рассуждать и после замолчал.
Осеннею хандрой герой охвачен был
И, стоя у окна, прохожих изучал.
Отметить надо мне, ни с кем он не дружил.
Лишь Лёша Быстренков о нём не забывал.
Вечернею порой любил он приходить
И с другом в темноте о жизни говорить.

4

Ну, вот уже три дня болеет наш герой.
Свирепствует чума по сёлам, в городах.
Измученный народ болезнью такой
Уж потерял покой и чудится, что страх
Успел уже зажечь коварною рукой
Пожар из боли, зла в испуганных сердцах.
Неся с собою смерть, болезнь в Европу мчит,
Волнуются леса, а как земля дрожит!

5

Родился Михаил в семье довольно знатной.
С рожденья к красоте и роскоши привык.
Жил в маленьком «дворце» с достроенной верандой,
Сбегал оттуда в сад, где каждый ценный миг
На лавке проводил под гроздью виноградной,
Внимая, как поёт и плещется родник.
Под ветвями берёз, лимона, винограда
Один, совсем один, в объятьях нежных сада.

6

Но в роскоши живя, не знал он женской ласки.
Единственным хоть был наследником в семье!
Порою за столом любил построить глазки,
Чтоб матушки привлечь внимание к себе.
Отец – Илья Лукич был мотом залихватским
И страстным игроком слыл в карточном висте.
В один прекрасный день Илья всё потерял,
Отцовское богатство корнету проиграл.

7

Теперь мы обратимся к матери героя.
Надежда Львовна – дама средних лет,
Чья вера в бога поражает глубиною
Не только круг семьи, но даже высший свет!
Ещё давным - давно девицей молодою
Она такой дала священнику обет:
«Пусть время забирает жизни год за годом,
Всегда, всегда чиста я буду перед богом!»

8

Ну, что же мальчик рос без должного вниманья,
Как стройная сосна, растущая меж стен.
Потом настал процесс тяжёлый воспитанья.
Увы, как не пыхтел учитель наш, Виктор,
Не дав ученику часть опыта и знанья,
По прихоти отца, покинул знатный двор.
Герой любил читать Тассо и Гёте стих,
Родительской любви ища замену в них.

9

В семнадцать полных лет уехал за границу,
Стараясь оправдать доверие отца.
Там друга повстречал (такому вот случиться),
Который обладал способностью певца.
И Лёша предложил вновь Мише возвратиться,
Попробовать себя на поприще творца.
Герой наш пятый год поэмы сочиняет,
К издателю в Москву по почте отправляет.

10

Жаль только не слыхать пьянящих звуков славы
Или хотя б наград за кропотливый труд.
Не давят на чело заслуженные лавры,
И слухи о певце по миру не ползут.
Тем временем чума идёт тропой кровавой.
Туда, где больше всех, друзья, её не ждут!
Страшнейшая болезнь сильнейших повергает.
Страданья, смерть и боль в России процветают.

11

В лучах осенних солнца искрился тёмный лес.
Бесшумно облетает любимый барский сад.
Свинцовых стаи туч сковали грудь небес.
Скамейка опустела, под нею виноград,
Засохнув от тоски, во тьме ночной исчез.
Ликуйте же, друзья, чума идёт на спад!
Вздохнули с облегченьем Россия, целый мир.
Болезненно с надрывом вздохнул и наш кумир.

12

Декабрь наступил. От вредного недуга
Ни встать, ни даже сесть, не может Михаил!
Он бредит день и ночь, зовя на помощь друга,
Которого давно в России след простыл.
И чем длиннее день, тем тягостней тоска,
Которая лишает последних слабых сил.
Порой бездумно смотрит Полётов в потолок
И думает, какой его постигнет рок.

13

Скрепит дубовый дом от зимних холодов.
Большим пушистым снегом окрестность замело.
Родители спешат всю ласку, нежность слов
Отдать родному сыну, когда же рассвело,
Возникнул на пороге Алёша Быстренков,
Не видя никого, нахмуря бледный лоб,
Он к другу подошёл, издав протяжный стон,
Но Миша погружён был в крепкий долгий сон.

Вторая часть

1

Глубоко под землёй, в царстве вечных теней,
Где господствует мрачный, ужасный Аид,
Не бывает ни дней, ни безлунных ночей,
Словно царство какую – то тайну хранит.
И приюта для солнечных, летних лучей
Не найдёт здесь светило, неприметно дрожит
Тёмно – синяя гладь вод таинственной Леты,
Ставшей роком для многих великих поэтов!

2

Никогда не узреть этим мрачным местам,
Как под снегом январским ночуют поля,
Освещает с любовью заря по утрам
Старый лес – вековые дубы, тополя,
Устремляет глаза к голубым небесам
Житель дальних земель, погоняя коня.
Иногда покидает суровый Плутон
Ради встречи с Меркурием огненный трон.

3

В самой скверной и дальней из тысячи келий.
Там, где мохом пушистым зарос потолок,
Наш наперсник поэзии и вдохновений
Заключён был Аидом на длительный срок,
Непрерывно достойных искал объяснений
Своим проклятым дням потому, что не мог
Он представить на миг пол, оковы, темница –
Это только злой сон, и ему это снится!

4

Боль душевных терзаний и долгую муку
Много лет бог приметил в поэте назад.
Не предчувствовал Миша с семьёю разлуку
И не знал, что навеки закроет глаза.
В одну тёмную ночь за холодную руку
Его дьявол привёл в огнедышащий ад,
Показал, где страдают великие люди,
Указал, где грехам предаваться он будет.

5

Не подвластны тут времени стены, страданья.
И неведома грешникам ценность минут.
Вместо сладостной жизни – одно увяданье,
Разложенье тех чувств, что надеждой зовут.
Вместо шумных пиров – гробовое молчанье.
Вместо лени – несносный и каторжный труд.
Век за веком все следуют этим законам.
Ничего нет страшней, чем жестокость Плутона!

6

Среди бледных рабов, среди умерших душ,
Подчиниться судьбе не желает герой!
Сын широких равнин, вдохновения муж
Пишет грустный сонет чуть дрожащей рукой.
Забывая о чём, сей сонет, и уже
Продолжает его он сначала с тоской.
Никогда не наступит мученьям конец!
Никогда не напишет сонет, наш певец!

7

Где – то жизнь бьёт шипящим, безумным ключом.
Провожая зиму, наступает весна.
Барский сад оживает под вешним дождём,
Над берёзами также восходит луна.
Снова солнышко первым весенним лучом
Согревает дубравы. В темнице без сна,
О побеге мечтая, поэт вдохновенный
Тихо план замышляет рукой дерзновенной.

8

Вскоре Миша Полётов побег совершил,
Разорвав заржавелые цепи оков.
Люцифера могущего перехитрил,
Избежал очень ловко тяжёлых трудов.
Потому что давно для себя он решил:
«Человек ради счастья на жертвы готов»
Но представьте, друзья, как герой мой устал!
Сколько нервов растратил и сил потерял!

9

Позабыв навсегда все мученья, печали,
По земле отсыревшей ползёт Михаил.
Его взор, одурманенный злом, одичало,
Озарённый сияньем небесных светил,
Долго ищет родную усадьбу вдали,
Где родился, взрослел, в общем, сладостно жил.
Размышляя о крае далёком родном,
Незаметно забылся поэт крепким сном.

10

Солнце землю согрело. Наступил новый день.
Неподвижно лежит ослабевший наш друг.
Он проснулся давно, но глаза открыть лень.
Страшный крик потревожил его нежный слух.
Сразу вспомнив о сырости каменных стен,
Михаил подскочил, а потом плавно сел.
Посмотрев зорко вдаль, вот что так он узрел!

11

В лужах крови, наполнивших хладную землю,
Спят черкесы, погибшие в честном бою.
Статься может, они только дремлют,
Потому что утратили силу свою.
Так в пустыне от зноя засохшему стеблю,
Чтобы вновь расцвести в этом жарком краю.
Нужно несколько капель холодной воды,
И умеренный дождь, чтоб созрели плоды!

12

В метрах ста от поляны, где кровь пролилась,
Бежал юный черкес, позабыв обо всём.
Светло – серым столбом пыль за ним поднялась,
Эхом бег отражался преступный кругом.
Струсив в час роковой, быстрой смерти боясь,
Он бежал, словно лань, в родительский дом.
Но не стал Михаил беглеца догонять.
И продолжим с поляны за ним наблюдать.

13

Когда черкес молодой в светлой дали пропал,
Михаил опустил опечаленный взор.
Всей душою терзался, молчал, тосковал,
Вспоминая не вовремя брошенный двор.
И теперь он в родные края путь держал
Через степи, леса и подножия гор.
Вот и место сраженья уже позади.
Видит Миша, что близко, совсем впереди.

14

Монастырь за горой одиноко стоит.
Там когда – то приют находил человек,
А теперь он травою зарос и забыт,
Словно пёс, отслуживший прилежно свой век.
Неподвластно лишь времени рядом шумит
Теченье к морю стремящихся рек:
Арагвы, чьи струи, как ветер быстры,
И спокойные тихие волны Куры.

15

По рассказу хранителя этих руин
Как – то раз проезжал здесь младой генерал
С шестилетним ребёнком из русских глубин
И, зайдя в монастырь, он тихонько сказал:
«Этот мальчик незримой болезнью томим.
Я хочу, чтобы счастье он здесь отыскал!»
И уехал, оставив больное дитя.
К сожаленью, бывает такое друзья.

16

Мальчик вскоре окреп. Каждый день, каждый миг
Бесконечной заботою был окружён.
Проходили года. Оставался, он дик
И, смотря на восток, в думы был погружён.
Не желал он осваивать местный язык,
Ему нравился говор родимых племён,
Ему нравились цепи заснеженных гор,
И всегда устремлял он на них дикий взор.

17

Когда старец закончил свой долгий рассказ,
По привычке седую браду почесав,
Михаил уже спал. В тоже время погас
Светлый день. Опустилась вновь ночь на леса.
Никогда странных чувств не рождали у вас
Эта тёмная ночь? Звёзды и небеса?
Если нет, очень жаль, трепещу я всегда,
Когда город объемлет кольцом темнота.

18

Целый следующий день Миша долго бродил,
Не встречая подчас и ни сёл, ни людей.
Стало рано темнеть. Вечер уж наступал.
Ветер вольно гулял среди жёлтых полей,
Как внезапно вдали склоны гор озарил
Свет похожий на отблеск пылавших огней.
И раскинулся точно меж гор двух аул.
Словно вор к нему тихо Полётов проник.

19

Жили дружно в ауле два брата родных:
Акбулат был воспитан в кровавых боях,
Как воинственный Марс – покровитель войны.
Нежность сердца Селима и пылкость в речах
Говорили, читатель, о чувствах иных.
Тайный пламень горел в его светлых очах,
Но той ночью, когда мрак накрыл небеса,
Разразилась над дружбою братьев гроза!

20

О! Красивой черкешенкой вызван был спор.
Умолял брата, Зару Селим уступить,
Говорил, что влюбился в неё с давних пор,
И теперь без неё не желает он жить.
Акбулат не желал продолжать разговор,
Заставляя Селима о Заре забыть.
Безответно влюблённый черкес молодой
Ускакал ночью той, озарённый грозой.

21

Беспощадно раздавленный хитрой судьбой
Все страданья Селим решил кровью унять.
Тёмной ночью в назначенный час роковой,
Когда тысячи звёзд в небе светят, маня,
Он убил «нежный цвет» чуть дрожащей рукой
И отправил труп к брату, посадив на коня.
«Что ж ты сделал, кого ты, Селим, наказал!» -
Думал Миша Полётов и быстро бежал.

22

Он всё видел и только старался понять:
«Почему не испытывал чистой любви?
Почему никогда не умел посвящать
Милой девушке страстные песни, стихи?
А умел в небесах лишь часами летать,
Расправляя красивые крылья свои»
Вскоре скрылся из вида Бешту и Машук,
В этот миг Михаил услыхал странный звук!

23

Презирая законы и гнёт, шумно бродит
По степи табор смелых весёлых цыган.
И куда бы ни шёл, он повсюду находил
Утешенье и отдых уставшим ногам.
Но когда вместо светлого дня ночь приходит,
Темнота пробирается вверх к небесам,
Покидая шатёр свой, цыганка одна
Убегает к кургану, тревоги полна.

24

За уснувшим курганом у тёмной могилы
С нетерпеньем любовник её ожидал.
Они счастливы были и были любимы,
И казалось, никто их любви не мешал.
Только месяц с опаской и как – то уныло
На них бледный свой свет не спеша проливал.
Как – то раз у могилы в ночи вдруг возник
Муж неверной жены, был сурок его лик.

25

Нервно плачет цыганка: «Беги, милый мой!»
И мужу дорогу собой преграждает.
«Ну, куда ж ты, изменник, а ну - ка постой!»
Воет муж, и ножом ему сердце пронзает.
Презираю тебя и твой ножик стальной!
Так умри же тогда, и жену убивает.
Словно каменный идол Полётов застыл
И, от сна пробудясь, робко очи открыл.

Эпилог

1

Прошло два года и три дня. С тех давних пор,
Когда десницею сорвав покровы сна,
Герой открыл сомкнутый негой взор
В окно с трудом взглянул, и ахнул – там весна
Тюльпаном расцвела, уж слышен птичий хор,
Прозрачно гладь реки, трава везде видна,
А главное ведь то, что солнце принесло
Заснувшее в снегах апрельское тепло!

2

Не смогу я поверить, что это был сон,
Нелепая шутка в сознанье моём,
В который чумой дерзкой был погружён,
Когда разносилось страданье кругом.
Настолько чумой был народ поражён,
Что тронулись многие люди умом!
От боли вопя, продолжая рыдать,
Мечтали они от болезни сбежать.

3

Но канули в Лету уж те времена,
И всё возвратилось на круги своя.
Так в бурю, ненастье на море волна,
Рокоча, как хищная львица рыча,
Бушует и вновь спокойствия полна
В лучах жгучих солнца играет, блестя.
И ныне, читатель, уж всё по – другому,
Улыбается радость каждому дому»

4

Размышлял Михаил, лёжа в тёплой постели,
Упиваясь царившей вокруг тишиной.
На улице листья берёз шелестели,
Задетые ветра незримой рукой.
Порой соловьиные слышались трели
В цветущем саду. Между тем над землёй,
Высоко в небесах, стали тучи сгущаться.
И грома раскаты вдали раздаваться!

5

Со скрипом дубовая дверь отварилась,
Возник на пороге Полётов отец.
Прошёл тёплый дождь, небеса прояснились.
Был счастлив Илья, что сын жив. О, творец!
Расспрашивал долго, что Мишеньке снилось,
Рыдая от счастья, однако, конец
Казался яснее, и смерть приближалась,
Недолго Илье жить на свете осталось.

6

Потом прибежал Быстренков и уныло,
Слегка отдышавшись, взглянул на кровать.
Улыбка больное лицо озарило.
«Полётов, живой!» - стал товарищ кричать.
Читатель, поверь, время, словно, застыло
В мгновения эти. Жаль, бедная мать
Живого сыночка застать не успела,
И в царство иное душа отлетела.

7

Не хочет больше слушаться меня октава,
Поэтому пора заканчивать рассказ,
Который написал я вовсе не для славы,
Стараясь, свой талант поставить на показ.
Но если был он плох, то извините, право,
Я вовсе не желал занять ваш личный час.
На каламбур идей моих и рассуждений,
И высказанных вслух невинных рассуждений!
Категория: Иван Демидов | Добавил: Orfey (21.01.2012) | Автор: Иван Демидов
Просмотров: 410 | Теги: поэма | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]