Среда, 26.04.2017, 07:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Что нравится на портале?
Всего ответов: 5
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
ИК@Р


Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования
SEO services - site-submit.com.ua

Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, 
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог 
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
SafeWeber.ru

Книжная полка

Главная » Статьи » Избранное » Олег Борисов

О. Борисов. Чёрт (окончание)

Олег БОРИСОВ

ЧЁРТ 

( части 1-а, 2-я )


Начало бизнеса

— А вон тот утюг глянуть можно? Нет, вон тот, синенький!
— Конечно, он с паром и очень лёгкий, да и фирма хорошая. — Андрей начал показывать чудо китайского производства, которое пылилось у него на полке уже месяца два — И недорогой, всего триста рублей.
— А гарантия на него есть? — Дамочка с подозрением посмотрела на Андрея. — А то знаю я вас, рыночников, продадите, а потом, когда он сломается, ищи вас по всему городу!
— Конечно! И гарантия, и чек вам дам, у нас всё чётко! — Андрей за-мер, боясь спугнуть удачу. Утюг этот достался ему почти даром, принёс какой-то алкаш, и продал за червонец. И в случае удачной продажи, Андрей мог рассчитывать на хороший навар, фактически окупив место за два дня.
— Хорошо, выписывайте. — Покупательница достала кошелёк.
Оформив покупку, и проводив дамочку чуть ли не до двери палатки, Андрей выдохнул, хорошо день начался! Только открылся, и уже продал — редкость по нынешним временам, когда у всех товар из одного контейнера, а цены особо не скинешь, сразу «наедут» — типа, чего торговлю сбиваешь? За то время, что бывший инженер-авиаконструктор провёл как продавец на рынке, он повидал таких ушлых, и то, как они заканчивали. Рыночные драки, правда, отошли в прошлое, но были способы «приструнить» таких деловых. Например, «случайно» лоток перевернуть, или ментам «капнуть». Всякое было. Это теперь у Андрея своя палатка, да ещё в двух он товар на реализации держит, а когда начинал, приходилось выкручиваться, и драться тоже приходилось. Именно тогда, в самой начале его рыночной «карьеры» и закрепилось за ним его прозвище «Чёрт». И теперь его так даже Светка звала. Правда, обижалась, когда он в шутку называл её чертовкой, в том смысле, что она жена чёрта.
Да после развала СССР, когда предприятия закрывались одно за другим, ей пришлось нелегко. Выходя замуж за перспективного, как тогда казалось, инженера, она и представить не могла, во что это всё выльется. И если бы не то, что папу её «погнали» с тёплого места в министерстве и чуть не посадили за взятки, ещё неизвестно, сохранился бы их брак. После закрытия единственного в городе авиазавода, когда всех просто выкинули на улицу, не считаясь с «перспективами». Он из молодого, подающего надежды специалиста в одночасье превратился в никому не нужного и ничего не умеющего, кроме как строить самолеты, безработного. Но, благодаря своим рукам никогда не боявшимся «чёрной» работы, Андрей, что называется, выплыл. Сначала организовал бригаду, и они стали делать ремонты в домах «новых русских». Затем, когда этот бизнес стал подминать под себя новый мэр, Андрей, к тому времени на «шее» у которого помимо Светланы оказались и её родители, стал возить из Польши товар и продавать его на Центральном рынке. Хорошее инженерное образование позволило «навскидку» определять качество, и он быстро потеснил конкурентов, предлагая более качественный товар по тем же ценам. И вот теперь, через год, он, наконец, добился относительной стабильности, когда можно себе уже позволить брать деньги из «оборота». Но всё равно приятно, когда удавалось провернуть такие вот незапланированные сделки. Так как расходы росли быстрее, чем доходы. Помимо платы за место, теперь, когда он стал собственником палатки, приходилось «кормить» кучу мелких контролёров. Начиная с пожарника и заканчивая налоговым инспектором. Так что «чистой» прибыли оставалось не так чтобы много, а после того, как по настоянию Светланы купили машину, так и вообще, можно сказать еле концы с концами сводили. Но и отказать жене он никак не мог. При всех своих «заморочках» Светлана любила его, а он в ней вообще души не чаял и готов был работать круглые сутки, лишь бы она была счастлива. С каждой поездки он обязательно привозил какую-нибудь красивую шмотку, а сам вот уже третий год ходил в старой кожаной куртке, называемой «пилотной», которую ему по дешёвке продали ещё, когда он работал на заводе, летчики.
— Молодой человек, а кастрюля с подогревом у вас есть? — Голос, а главное интонация, вернули Андрея к реальности.
— Серёга! Чёрт! Ты откуда? А прикид, как у партийного работника. — Андрей выскочил из-за прилавка навстречу модно одетому молодому человеку, в этот момент входящему в палатку. — Привет! Какими судьбами, или ты так обнищал, что стал покупать шмотки на рынках, а не в бутиках?
— Ну, если здесь и покупать что — так это умные головы. Я к тебе, есть разговор. — Серёга, старинный дружок, еще по школе, улыбаясь во весь рот «голливудской улыбкой», раскрыл объятия навстречу Андрею. — Тебе не надоело сидеть на этой помойке? Пора уже заниматься серьёзными делами.
Серёга улыбался, но глаза его оставались холодными и пустыми, никакие чувства не могли растопить жёсткость и цепкость этого взгляда. Когда началась перестройка, он первый из всех одноклассников Андрея «ударился» в бизнес. И преуспел. Как ему это удалось — не знал никто, но теперь, спустя пять лет, после того, как он организовал первый свой бизнес — небольшой видеосалон, Серега «держал» около десяти магазинов, которые продавали всё — от продуктов до лекарств. Но деньги, имеются в виду настоящие, пришли к нему после удачной игры на бирже и спекуляции ваучерами. Откуда он черпал информацию, кто был его крышей — не знал никто, а те, кто пытались это узнать, почему-то пропадали с горизонта. Теперь ему зачем-то понадобился Андрей.
— Закрывай свой сарай, сегодня у тебя рабочий день закончен. Поехали, отдохнём, а заодно и поговорим. И никакие отговорки не помогут, а то я сейчас скуплю нафиг весь твой ширпотреб, и от твоего имени начну раздавать его бабулькам даром. И приговаривать, что ты теперь всегда так делать будешь! Вот попляшешь тогда. — Серега, смеясь, потащил старого приятеля из палатки.
— Да подожди, дай хоть замок повешу! — Андрей понял, что сопротивляться бесполезно. Быстро опустив ставни и закрыв на огромный, «амбарный» замок палатку, он, подняв руки вверх, и опустив голову, сделал пару шагов. — Сдаюсь, не губи, гражданин начальник.
— Вот так-то! Как у Суворова, сила и натиск! А может, и не у него — какая разница! Поехали!
Машина у Серёги была под стать ему — джип последней модели, чёрного цвета, с тонированными стёклами, хищным бампером и большими фарами на крыше.
— Залезай, поехали. — Серёга махнул рукой, и Андрей заметил ещё один джип, точно такой же, только серый.
— Это что, охрана что ли? — Андрей до этого видел такие картежи только издали, когда они проносились, игнорируя все правила, мимо его «девятки».
— А! Дармоеды, держу для имиджа, так принято в наших кругах. — Серёга плюхнулся на сидение рядом с Андреем. — Поехали, ко мне в сауну.
После пары заходов, когда уже было прилично выпито пива и перемыты косточки всем одноклассникам, о которых Серёга знал всё, он, наконец, развалясь в шезлонге, спросил:
— Ну и что, так и собираешься всю жизнь на рынке проторчать?
— А чем ещё прикажешь заняться? По крайней мере, стабильно зарабатывать стал. А самолеты никто делать не хочет, по крайней мере, здесь, в городе. А уехать я не могу, ты же знаешь, мама болеет.
— Да знаю, всё знаю! Поэтому и нашёл тебя. Есть тема одна. Ты в курсе, что сейчас стало модно покупать вертолёты? Вот я и думаю заняться ими. Но мне инженер нужен, и не просто инженер, а такой, которому я доверять смогу, чтобы не кинул. Мне же некогда будет влезать во все подробности бизнеса, деньги дам — и крутитесь.
— Ты что, строить их собрался? Это же миллионы надо вложить! — Андрей посмотрел на старого друга с откровенным недоверием.
— За кого ты меня держишь! Я, конечно, авантюрист, но не до такой же степени! Нет, строить мы их не будем, будем покупать. За бугром. Но вот какие и по чём — вот вопрос, на который ты и дашь мне ответ. — Серёга откровенно наслаждался недоумением Андрея. — А зарплату тебе положим, для начала — три штуки, хватит?
Такие деньги Андрей зарабатывал месяца за три, а тут вот так… запросто, ему назначили такую сумму — только для начала. Но что-то смущало его, не давая радоваться и соглашаться. Вот только что? Серёгу он знал с детства и верил ему, как себе. В своих способностях найти хорошие и недорогие машины он тоже не сомневался. Но что-то настораживало. Интуиция рыночного торговца, который чувствовал, когда приближаются неприятности — никогда раньше не подводила. И Андрей не спешил давать согласие. Было заметно, что Серёга ждёт, не торопит — как опытный рыбак, закинув удочку, ждёт момента, чтобы подсечь.
— Естественно, тебе надо подумать, всё взвесить, но времени очень мало, нам надо успеть оформить на тебя фирму до первого числа, иначе мы опоздаем подать документы на загранпаспорта и визы во Францию.
Это был удар ниже пояса, Серёга прекрасно знал, что попасть на авиасалон — давняя мечта Андрея. И ради неё он готов на всё.
— Согласен! Но с условием, во Францию я полечу со Светкой.
— Не вопрос! — Серёга широко улыбнулся и хлопнул Андрея по плечу. Хлопок был достаточно сильным, что Андрей подался вперёд и не заметил, какой злобой вспыхнули глаза его старинного дружка. А когда он выпрямился, на лице Сереги снова играла доброжелательная улыбка.

Решение

— Чёрт! Опять нарвался, — Андрей, не торопясь, пошёл навстречу наряду. Этот наряд невзлюбил его с самого начала, как только появился на рынке.
Парочка была очень колоритной. Старший — лейтенант — типичный лимитчик из глубинки, приехавший покорять столицу после армии, считал себя, чуть ли не коренным москвичом, и поэтому, безжалостно гонял всех, кто, по его мнению, не соответствовал столичным стандартам. Причём, если давали денег, то не отказывался, считая, что если приехал в Москву заработать, то обязан с ним поделиться, он же власть! Забывая при этом, что сам так же когда-то приехал. Второй же вообще попал в милицию по недоразумению, метр с кепкой, как говорится, нескладный, прыщавый юнец, он считал себя, чуть ли не комиссаром Катаньи, и от собственной значимости мог запросто пустить дубинку в ход даже против бабулек, торгующих всякой мелочёвкой, при этом, в собственных глазах, считал себя очень «крутым».
— Паспорт есть? — лейтенант лениво поигрывал брелком от машины.
— Да какой у него паспорт? Забрать его, пусть попарится, а то он нам всю картину портит в нашем районе. — Сержант, прекрасно знал, что пас-порт у Андрея есть, всего час назад они уже его проверяли и отпустили. Но сейчас, похоже, назревал откровенный «наезд», чем-то не понравился Андрей наряду, а может, капнул кто, чтобы убрать его с рынка ненадолго.
— Может, договоримся? – Андрей решил «взять быка за рога», если это наезд, то лучше сразу договориться о сумме, и потом уже не дёргаться, платить всё равно придётся, только «помаринуют» для начала, и работать не дадут. — Я же ничего плохого не делаю, просто стою, трезвый, как стекло…
— Ты смотри! Он нам денег хочет предложить! Может, он грабанул кого, надо бы пакет проверить. — Сержант на глазах у Андрея бросил ему в пакет какой-то сверток. При этом довольно усмехнувшись.
— Давай, показывай, что там у тебя..., — лейтенант протянул руку к пакету.
— Это подстава! — И Андрея ожгла мысль: «Надо делать ноги, иначе потом не отмоешься… Что они там могли бросить? Если наркоту, то дело вообще швах, тут не отбрешишься…». Он напрягся, уже представляя себе, как и куда «дёрнет».
— В чём дело, молодые люди? — Всё дружно повернулись на голос, раздавшийся как гром среди ясного неба. — Я не думаю, что вы имеете право вот так доставать что-либо у человека из сумки, нужны понятые — это как минимум, — голос принадлежал немолодому, очень прилично одетому мужчине лет сорока.
— Проходите, гражданин, вас это пока не касается. — Сержант повернулся опять к Андрею. В твёрдой уверенности, что инцидент исчерпан и прохожий, поняв скрытую угрозу, уже спешит удалиться.
— Не думаю, что у вас получится повесить на этого молодого человека грабёж, — голос приобрел иронический оттенок.
— Ваши документы, — лейтенант решил вмешаться.
— Пожалуйста! — мужчина достал красную книжечку и развернул её перед носом лейтенанта.
Тот, прочтя, заметно побледнел. Андрей с интересом и некоторым недоумением смотрел на происходящее. Мужчина ему был не знаком... и почему он вступился за какого-то бомжа — было совершенно непонятно. А всё непонятное, как показывал опыт, накопленный на улице, к добру не приводит.
Сержант, при всей своей тупости, сориентировался быстро, выхватив у опешившего Андрея пакет, он молниеносно достал из него сверток и положил себе в карман. А затем быстрым шагом направился в сторону выхода из рынка. Оставив разбираться с непонятным гражданином лейтенанта. Это оказалось полной неожиданностью и для незнакомца. Но он и не подумал что-нибудь предпринять.
— Лейтенант, свободны.
— А как же…
— Ты что, совсем дурак? Тебе надо дальше разбираться? — мужчина посмотрел на лейтенанта так, что тот стал ещё белее, хотя это и казалось невозможным. — Вали отсюда, пока я действительно не разозлился! И если хоть одна жалоба к нам поступит — погонами ты уже не отделаешься, понял?
Лейтенант пошёл, постоянно оглядываясь и что-то бормоча себе под нос. Андрей, невольный свидетель и участник событий, никак не мог прийти в себя от изумления. Первый раз на его памяти, ментов так жёстко и быстро «опустили». Обычно, в случае каких-нибудь заморочек, они сразу пускали в дело дубинки, а в среде бомжей ходили упорные слухи, что и табельное оружие. Правда, слухи эти ничем не подтверждались, но и не опровергались, поэтому никто не стремился проверить, правда или нет то, что на счету «сладкой парочки», как их метко прозвали, есть трупы.
— Да! Если бы не я, упаковали бы тебя лет на семь. Ну что, Чёрт, ноги то идут? Пошли, покажешь, где у вас тут люди могут культурно посидеть и выпить…
— Культурно дорого! — совершенно машинально ответил Андрей, и только потом понял, что его назвали по рыночному прозвищу.
— Ну, ты даёшь! Так и не узнал! — мужчина расхохотался. — Андрюха, мы же с тобой два года на одном курсе учились, а потом я перешёл на юридический… Неужели я так изменился?
— Не может быть, Витька!
Первый раз за последние три года Андрей был рад, что его узнал кто-то из прошлой жизни. И не потому, что его избавили от крупных неприятностей, а просто потому, что это был Витька — самый лучший друг, тот, кто помог ему, безотцовщине, без всякого блата, всё же влиться в среду студентов элитного ВУЗа. Взяв под крыло, оберегая от нападок, знакомя с «нужными» людьми. Виктор, как локомотив, тянул его всё время, что они проучились вместе, и когда тот, неожиданно для всех, перешёл с авиастроительного на юридический, ему стало чего-то не хватать. Хотя он единственный на курсе знал причину перехода… Было очень тяжело расставаться.
Очень не хотелось предстать перед старым приятелем в таком виде. С другой стороны, только Виктор мог понять, что случилось с успешным бизнесменом, прекрасным семьянином, и вообще… хорошим парнем Андрюхой.
— Не парься. Я о тебе всё знаю, даже больше, чем ты думаешь. — Виктор вдруг стал серьёзным. — Пойдём, есть разговор. Или ты думаешь, я случайно здесь оказался, на другом конце Москвы?
Странно, вот уже второй раз за неделю Андрея вызывали на серьёзный разговор. Первый раз — бригадир грузчиков на рынке, который рассказал, что им, Андреем, упорно кто-то интересуется. И вот теперь — старый, институтский приятель, который работал в конторе, которую все в нашей стране привыкли если не бояться, то опасаться — точно. Кажется, жизнь делает очередной поворот, к которому он ну никак не готов. Только начали зарастать шрамы, полученные после предательства лучшего друга и жены, и душа, наконец, успокоилась, заставляя себя погружаться всё глубже в такую спокойную яму (пусть помойную), но тихую и пустую, где нет желаний, кроме самых обычных, нет проблем, кроме проблемы выжить, и нет друзей, которые могут предать. И вот «внешний» мир опять врывается в его мирок. И ведь не оттолкнёшь, не скажешь, позвони завтра, у меня сейчас дела…
— Пойдём, есть местечко, где нам никто не помешает, — Андрей решительно зашагал к заветному закутку грузчиков. Решение было принято.
 
Возвращение

— Чёрт! Иди сюда! — Обернувшись на голос, Андрей увидел Клёпку. Прозванный так за его разговоры о былой работе на авиационном заводе, где он, по его рассказам, вместо того, чтобы закручивать шурупы, забивал их как гвозди.
— Чего тебе? — Андрей особо не общался с Клёпкой, но знал его, так же, впрочем, как и большинство тех, кто крутился на рынке.
— Иди сюда, разговор есть. Сюда, а то услышат. — Клёпка завернул в закуток, образованный между штабелями старых коробок от бананов и ящиков.
— Ну? — Андрей только успел завернуть за угол, и тут его интуиция просто взвыла! Если бы не готовность в любой момент, от головы точно ничего бы не осталось, прут просвистел мимо с такой силой, что ящик, в который он попал, разлетелся в щепки.
— Суки! Разворот получился красивый, как на тренировках в далёком детстве, нога сама нашла мишень, и парень, держащий прут, рухнул, не успев даже понять, что произошло.
— А! Не дайте ему уйти! — Истошный крик Клёпки опоздал, Андрей по футбольному — корпусом — двинул ещё одного ухаря, и, уйдя от удара третьего, выскочил из тесного закутка.
— Ну, всё! Теперь вы меня хрен возьмёте! Давайте, я жду! — Чёрт, не Андрей, впал в то состояние, когда уже неважно, сколько на тебя идёт противников, главное — бить! И бить так, чтобы не поднялись. И они это поняли. Переглянувшись, троица неожиданно развернулась и бросилась бежать. Клёпка хотел последовать их примеру, но не успел.
— Куда, сученок! Стоять, догоню, хуже будет. — Оскалу Андрея позавидовал бы любой матёрый волк, и Клёпка скис.
Затолкав его обратно в закуток, где, если бы не его реакция, сейчас лежало бы бездыханное тело, Чёрт прижал локтем горло Клепки.
— Кто? И за что? Говори тварь, и тогда, может быть, оставлю тебя целым… Ну!
— Мужик. Подошёл. Спросил, знаем ли тебя, дал сто рублей, сказал, надо проучить — так, чтобы в больницу попал. Если что, вызвать скорую. Сказал, что если всё сделаем, ещё столько же получим. — Клёпка, почти не имея возможности дышать, умудрялся всё же рассказывать быстро, как докладывал.
— Что за мужик? Как выглядит? Говори сука!
— Хорошо одетый, в кожаной куртке, очки тёмные, я его на рынке никогда не видел!
— Почему он к вам подошёл? За что такая честь?
— Не знаю, честно, он просто подошёл, спросил, знаем ли Чёрта, и когда узнал, что знаем, предложил заработать.
Андрей чуть ослабил захват. Интересно, ну почему — понятно: после вчерашних событий должны были зашевелиться, как-никак — уже давно списанный со счетов алкаш вернулся…
— Ладно, вали, и чтобы я тебя на рынке больше не видел, хуже будет!
Андрей проследил взглядом за Клёпкой, развившем такую скорость, которая и не снилась нашим лёгкоатлетам. Мысль вернулась к прошедшей драке. Да, если бы не интуиция и готовность к таким поворотам — всё могло окончиться совсем не так. И лежал бы сейчас Чёрт за этими ящиками, как никому не нужный хлам. И нашли бы его ой как не скоро. Да, зашевелился старый дружок. Странно только, почему не прислал своих спецов, денег что ли пожалел? А Светка, интересно, знает? Или он втихаря всё сделать решил? Да, рожи, конечно, у них вчера были ещё те!
После разговора с Виктором прошло уже больше месяца, и всё это время у Андрея не выходила из головы то, что Светка, оказывается, с самого начала была в курсе того, что Серёга хочет его кинуть. А он, дурак, в благородство сыграл, квартиру, деньги — всё ей оставил, не стал судиться. И вот, когда Виктор рассказал, как его развели, как последнего лоха, Андрей решил, что пора восстанавливать справедливость. Тем более что Серёженькой заинтересовались такие силы, что его хвалёная крыша, о которой так много говорили в городе, вряд ли сможет ему помочь.
Оказывается, его искали как свидетеля уже почти год. Та фирма, которую сделал ему Сереженька, и где он проработал всего полгода, оказалась не просто фуфлом, как думал Андрей, когда в последний момент сделка почему-то сорвалась и десять вертолётов, которые Андрей так любовно выбирал, неожиданно пропали — так же, как и деньги за них. И как же дурак радовался, когда Сергей сказал, что он его отмазал, что вины его нет, но придётся уйти на время в тень. И Светка, которая не согласилась с ним уехать, а когда вернулся, она уже была с Сергеем. И им так и не удалось толком поговорить, сказала только, что так надо, что всё это для него. И он, как идиот, поверил! И верил им до конца, пока на него не «наехали» всерьёз. И пришлось продать все палатки, машину и мамину квартиру, чтобы рассчитаться. Да, рассчитался, только вот в их новую квартиру его не пустили, даже дверь не открыли, и тогда он решил поиграть в благородного, оставил всё и ушёл, в чём был. Какой же идиот! Всё было разыграно — как по нотам, и даже его реакция просчитана заранее.
И вот он уже неделю как ходит, даёт показания, рассказал всё, что знал. Даже удивительно, сколько он, оказывается, знал о делах Сергея, и вот вчера последний лист был подписан. Виктор рассказал, что те вертолеты, оказывается, ушли в Чечню! И занимался этим он, не зная об этом, но всё же. Какая же сука Серёженька! Мало того, что сделал из своего друга козла отпущения, так ещё и любимую женщину забрал. Правда, она и не особо сопротивлялась. Оказалось, что они уже лет восемь как любовники. И не поженились после школы только потому, что Серёженька испугался за свою партийную карьеру, как же… дочь растратчика! Могли не понять. И нашли они выход, вместе. Лопушка, который всю жизнь любил и боготворил Светку, а Сергея считал лучшим другом.
Когда Виктор всё это выложил ему, тогда, в первую их встречу, он чуть морду ему не набил. И только документы убедили Андрея, что всё это правда. Оказывается, за Серёженькой следили не один год, и были даже фотографии, где он развлекался со Светкой, и в сауне и даже на природе! Но окончательно добили Андрея снимки, сделанные у них дома! Оказалось, что Серёга не раз бывал в квартире, которую с таким интересом разглядывал, когда напросился к нему в гости, в тот злополучный день. День встречи старых «друзей». Да, таких актеров не увидишь и в Большом театре. Так разыграть искреннее изумление встрече. А на фотографиях, где, кстати, стояли даты, были снимки и этого дня! То есть эти суки, перед тем как Сереженька поехал на рынок, были вместе, в их кровати!
Именно после этих снимков он и решил, что поможет. И ещё решил, что отсудит всё, что только можно у этой сволочи! И на следующий же день Андрей пошёл к Вите. Посоветоваться. Через его знакомых нашёл отличного адвоката, который и начал процесс о разделе имущества. Витя ссудил его деньгами, под квартиру — и машина завертелась. Пока шёл процесс сбора документов, всё было тихо, но вчера, документы были переданы в суд. И вот она, реакция. Серёженька в своём репертуаре — нет человека, нет проблемы. Ладно, поглядим, кто будет плясать на похоронах, а кто из гроба наблюдать.
Андрей достал из кармана визитку Виктора и направился к телефону-автомату. Надо было рассказать о том, что произошло. В голове у него уже сложился план, подсмотренный в каком то сериале. Серёженька ещё попомнит своего дружка.
У Чёрта были хорошие учителя! И он запомнил все их уроки!
 
Светлана

— Андрей! Подожди! — голос заставил Чёрта не просто остановиться, а встать, как будто он налетел на стену.
Светлана, всё такая же — яркая, красивая — стояла около машины и смотрела на него. Ничего не изменилось, даже после её предательства, он всё также не мог ослушаться её голоса. Как в трансе, прошёл пару метров, пока душа не взвизгнула — что же ты делаешь?
— Привет! — Улыбка получилась настолько ненатуральной, что если бы он себя увидел, наверное, долго бы пытался узнать в этом напряженном затравленном существе Чёрта. Да и на Андрея мало походил индивидуум, мелкими, неуверенными шажками, идущий к машине.
— Зачем ты так? Мог бы прийти, ко мне, и мы бы обо всём договорились! А теперь Сергей в ярости, на него какое-то дело завели, и, вроде, ты к этому руки приложил? Зачем? Неужели мстишь? Тогда мстить надо мне, я никогда не любила тебя! Причём здесь Сергей?
Неужели она ничего не знает? Или такая хорошая актриса? Взгляд, поза — всё говорит о том, что она возмущена его поведением. Фраза насчёт Сергеевой невиновности привели Андрея в чувство. Больше уже не было предательской дрожи в коленях. Да и голос перестал оказывать на него гипнотическое воздействие. Ореол исключительности помёрк, и стало заметно, что перед Андреем стоит уже не молодая девушка, какую он помнил, а зрелая, уставшая женщина. Складки возле уголков рта — жёсткие, как будто вытесанные — совершенно преобразили лицо его бывшей жены. Это был совершенно незнакомый Чёрту человек, жёсткий, циничный и порочный.
— Не причём говоришь? — Андрей усмехнулся — А ты хоть знаешь, как твой Серёженька отблагодарил своего друга за то, что тот ему поверил? Благодетель наш? Работодатель? Ты знаешь, что он торговал жизнями наших ребят в Чечне, и меня заставил участвовать в этом? А о том, что я квартиру материну продал, чтобы с благодетелем расплатиться, за то, что он меня же и подставил? Я уже не говорю про тебя, тут он и вправду не виноват, что сучка захочет, то кобель и сделает! — Андрей намеренно грубил, чтобы увидеть реакцию Светы. Не увидел. Звон в ушах раздался неожиданно, и только через какую-то долю секунды он понял, что это пощёчина. Щека горела немилосердно. Андрей впервые испытал на себе излюбленный женский приём.
— Скотина неблагодарная, да если бы не он, ты так и прозябал бы на своём рынке! Пить надо меньше, квартиру он продал… мне Сергей рассказал, как ты сперва деньги профукал, а потом в такой запой ушёл, что тебя даже собаки во дворе боялись! А теперь он из себя праведника корчит, да если бы не Сергей, ты давно в гробу лежал, и мы вместе с тобой! Он же спас нас всех!
— Ага, и ты ради нашего спасения с ним восемь лет спала? Как же, рыцарь на белом коне, вдруг пригодится? Так что ли?
Светлана резко замолчала. Краснота всегда заливала её сразу, как по мановению волшебной палочки. Вот и сейчас Светлана стала пунцовой сразу, вся, даже кончики ушей.
— Ты знал?
— Если бы знал! Только недавно просветили! Так что не надо пафоса! Давай говори, зачем пришла, и я пошёл, некогда мне, ещё на ужин надо заработать! — Андрей совсем успокоился, и теперь уже пошла игра. Игра, к которой он привык, называлась она «Разведи лоха» и позволяла в обычном разговоре выманить у случайного человека денег, не прося их в открытую. Сейчас он использовал этот же приём — для того, чтобы узнать побольше о том, что знает Светлана про дела Сергея.
— Сергей говорит,  что ты подал на него в суд, в связи со старым де-лом, и его теперь дёргают. Забери заявление! Мы заплатим, сколько скажешь!
Андрей даже рассмеяться не мог! Господи, он и её дурит! Ай да Серёженька, ай да молодец! Повесить проверку ФСБ на бомжа! Вот оказывается, какой я крутой!
— Да нет, я тут не причём, я сам в свидетелях хожу, твоим благоверным занялись люди покрупнее меня. А вот насчёт квартиры — тут да, завтра делу будет дан ход! И никакие деньги мне не нужны. Из этой квартиры вы уйдёте! А я её продам и выкуплю мамину. И даже не думай мне денег предлагать. Вы в моей, повторяю, в моей квартире жить не будете. Хватит, пожили-погостили — пора и съезжать! Вместе с муженьком и всем твоим семейством. Один вопрос напоследок, мне как, назначать экспертизу, или сама правду скажешь, чей ребёнок? Мой или его?
— Скотина! — Светлана размахнулась для удара, но Андрей в этот раз был начеку. Перехватив руку, он рассмеялся.
— Да, кстати, Серёженьке грозит срок нехилый, и с конфискацией! Так что готовься, бомжевать. Могу по старой памяти несколько уроков дать, по выживанию на улице. Например, на каких помойках еда посвежее попадается!
Совершенно неожиданно для Чёрта, Светлана стала оседать на асфальт.
— Эй! Ты что? Что случилось? Свет, кончай придуриваться, я же знаю, какая ты артистка!
Светлана быстро тяжелела на его руках, и осторожно присев, Андрей стал оглядываться в поисках помощи. Но люди проходили мимо, никому не было дела до двух человек в большом городе.

Послесловие

Андрей как всегда забежал на рынок. Надо было купить фруктов для Светки, последнее время она поедала их со страшной силой. Купив пару кило яблок и два больших спелых апельсина у Ашота, который всегда делал ему скидки в память о Чёрте. Андрей в последний момент решил заскочить к Вите. Тот за этот год стал на рынке администратором, раздобрел, купил шикарную машину и женился. Но с Чёртом всегда был рад увидится, и охрану предупредил, чтобы Андрея  к нему пускали, когда бы он ни пришёл. Водку они теперь пили редко, оба слишком занятые, Витя работой на рынке и ещё нескольких магазинах, которые он держал «под собой». А Андрей работой на заводе, куда вернулся после событий полугодовалой давности, и ухаживанием за Светланой. Удар, настигший её, приковал эту молодую ещё женщину к постели, и врачи говорили, что только постоянный уход сможет если не совсем поставить её на ноги, то, по крайней мере, не даст превратиться в инвалида, не способного ни на что.
И вот бывший муж, обманутый, брошенный, остался единственным, кто мог обеспечить ей такой уход. Серёженьку посадили надолго, его фирмы и деньги отошли государству, и Светлана осталась одна. Родителей они, оказывается, уже давно «сдали» в интернат, о чём Андрей не знал, и когда они узнали, что произошло, то даже не позвонили ни разу, справиться о здоровье своей единственной дочери.
Сначала Андрей думал, что это обида, и решил к ним съездить, поговорить. Лучше бы он тогда по дороге заблудился. То, что он увидел, уже не было людьми. Два спившихся индивидуума, первый вопрос которых был «Ты водку привёз?». И это интеллигенты! Которые всегда кичились своим происхождением. Больше он туда не ездил, и решил для себя, что Светка, конечно, дрянь, но такой участи не заслужила. Всё же он не перестал любить её. Даже после всего, что произошло.
И вот уже полгода он ухаживает за нею. Пацан, закончив школу, служит в армии, и они живут сейчас вдвоём. Хотя жизнью это назвать и сложно. За всё время Светлана обратилась к нему только один раз, когда показывали суд над Сергеем в новостях. Попросила записать на кассету, и теперь эта запись не покидает магнитофона. Правда, к его приходу телевизор и магнитофон всегда выключены, а Светлана просто лежит и смотрит в потолок. Но он знает, стоит ему уйти — как она тут же включает запись. Андрей не представляет, о чём думает в это время его бывшая жена. Она безропотно позволяет ему себя кормить, переодевать, мыть. Но всё это молча, с таким отсутствующим видом, словно всё происходит не с ней.
Никто не знает об этом, кроме Вити. Тогда именно он увидел Андрея с женой на руках, и вызвал Скорую. Да и потом помогал не раз. Даже когда Андрею через суд вернули-таки квартиру, он не взял денег, которые ссудил на адвоката, попросил единственно — помогать с регистрацией его рабочих. И Андрей был ему благодарен за это. Нет, он честно хотел отдать деньги, продав квартиру и выкупив старую, мамину. Но Светлане нужно было усиленное лечение и питание, а работы не было. И эти деньги весьма пригодились. Даже сейчас, когда у грузчиков был новый бригадир, у Андрея числились двое грузчиков, о которых его просил сам Витя.
— Привет! Всё трудишься?
Витя поднял взгляд и расплылся в широкой улыбке!
— Какие люди! Привет! Заходи, дорогой, я сейчас!
— Нет, не могу! Я на минуту, напомнить, завтра открытие цеха. Ты же знаешь, это большой праздник для города. Я хочу его отпраздновать на природе! Сиделку я уже нанял, так что, завтра в десять. Кроме нас, никого не будет. Посидим, вспомним Чёрта, и проводим его в последний путь! Всё! Нет больше Чёрта, остался только начальник сборочного цеха авиационного завода Андрей Степанович!
Старая глава закрыта, пора писать новую!


март-июнь 2007 г.,
г. Москва

( части 1-а, 2-я )

Категория: Олег Борисов | Добавил: ИК@Р (15.01.2012) | Автор: О. Борисов
Просмотров: 299 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 5
4  
Вся проблема заключается в том, что мы видим только внешнюю оболочку и сразу делаем выводы, легкомысленные выводы о незнакомом нам человеке! А стоит спешить? Надо только копнуть глубже, попытаться понять, и многое покажется в новом свете, а сам поймёшь: «Как же я ошибался!». Видя человека нерусской национальности, сжимаются кулаки, чтобы ударить или ядовито прыснуть: «Хач» в силу сложившихся стереотипов, которое нам навязывает телевидение и средства массовой информации. Проезжая в троллейбусе, когда в салон заходит дурно пахнущий и плохо одетый мужчина, мы брезгливо отворачиваемся к стеклу, бормоча: «Уже и бомжей сюда пускают». Что говорить, таким был и я, но повесть Олега Борисова «Чёрт» изменила мои взгляды на многие вещи.
Прежде всего, хочется отдать дань уважения автору за смелость. Попытаться написать о человеке, которого выбросила судьба на улицу, осмелится не каждый. Даже если получится написать, неизвестно, как на это отреагирует читатель, но Олег справился с задачей, справился на отлично и помог, лично мне, многое переосмыслить. Все мы в этой жизни болтаемся на тонкой ниточке, которая в любой момент может оборваться и лишить всего, а как поведём себя в этом случае целиком и полностью зависит от нас. Именно это произошло с главным героем. В один момент он лишился всего: крыши над головой, любимой женщины и бизнеса. Кто-нибудь задумывался, что жизнь таких людей – это жестокая борьба за выживание? Каждый день – это новый бой! Необходимо заработать на завтрак, обед и ужинать, а организму не прикажешь, кушать хочется всегда; при этом выслушивая бесконечные насмешки прохожих, сохранить благородство. С первых страниц поражает предприимчивость героя – куда пойти? Где и как заработать? Хотя всегда есть альтернатива – спиться, вспоминая о прекрасных временах, ввязаться в дурную компанию, где, не задумываясь, сунут нож под ребро. Как не удивиться, что оказавшись в такой сложной жизненной ситуации, на помощь приходит человек нерусской национальности, который прекрасно тебя понимает, так как сам пережил подобное. Эта повесть заставляет задуматься о настоящей мужской дружбе, взглянуть на неё с другой стороны. Можно ли доверять человеку, с которым дружишь с первого класса и прошёл огонь, воду и медные трубы и быть наивным и доверчивым, если между вами становится женщина? Или, всё-таки, стоит предположить, что дружбы-то никогда не было, а было одно соперничество, прикрытое хитрыми действиями и сладкими речами. Становится противно и хочется убежать, укрыться, спрятаться от всего этого кошмара, но ты продолжаешь бороться, а жизнь продолжает тебя больно бить до тех пор, пока не сдашься, а если выдержишь, то появится слабый лучик света, надежда на новую жизнь. Удивительная развязка повести не позволяет расслабиться, перестать думать о судьбе героя. Каким благородством и силой духа надо обладать, чтобы остаться с женщиной, которая никогда тебя не любила, говоря это прямо в лицо и не переставая думать о другом, скучать по нему. Пробегая ещё раз глазами по строчкам, пытаешься найти хоть один изъян в характере, поведении и поступках героя, но не получается. Ну что ж на нет и суда нет. Хочется верить, что в реальной жизни есть подобные герои – предприимчивые, мужественные и благородные!

5  
Ваня, с тобой не поспоришь, всё верно. И то, что "Чёрт" дал толчок к некоторым переосмыслениям того, что вокруг творится, - это самая высшая оценка для автора, значит... повесть написана не напрасно, не напрасно автор поработал.
Да, сегодня об этом много всего можно найти, почитать, но в то время, когда Олег работал над повестью, тема эта ещё не до конца была раскрыта. Но, лично для меня, её всё равно интересно читать, и повесть сегодня не потеряла своей актуальности, ибо в ней показана вся человеческая сущность.

2  
Игорь, ты молодец, что таким образом сохранил память об ушедшем Друге. К повести у меня вопросов нет, а твоё отношение к наследию товарища, волнует по-настоящему. Спасибо

3  
И тебе, Друг, спасибо, что не прошёл мимо, не остался без участия, прочитал, поддержал. Будем жить!

1  
Наконец, пока готовил (собирая всё воедино) к публикации повесть Олежки, своего очень хорошего Друга, с которым не успели ни надружиться, ни натворить вместе много всяких интересных проектов (одно только и успели, что создали "Литературное сообщество друзей"), всё прочитал разом, ибо целого варианта пока не существует, пока только его отдельные главы, отрывки. И что в итоге? Бурное впечатление. Поражает то, что это единственная литературно-художественная вещь Олежки и самая первая, но как написана! Пока читал, в голове назойливо торчала мысль: "Это же отличнейший сценарий для отличнейшего фильма"... Какой сюжет, какая интрига! Как всё преподнесено! Какая манера письма! Лёгкая, сочная, увлекательная... Потому всё просто интересно читать. А последняя глава... Вообще слов нет, одни эмоции. Это какое же мужество надо иметь, человечность... чтобы вот так взять и простить предательство и вернуться, вернуться к той, которая его никогда не любила, - лишь для того, чтоб добровольно обречь себя на каторжное существование (убирать дерьмо из-под человека, который продолжает любить другого, тосковать о нём)! Это вообще из грани привычного понимания, ибо жизнь - зона выживания, где каждый топит другого... Молодчина Олежка! Жаль только, что при жизни друга не успел сказать ему этих слов. Бесспорно - уж если на первых порах на литературном поприще можно создать такое, то автор действительно очень талантлив. Ему бы жить, творить дальше!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]