Понедельник, 23.10.2017, 21:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Что нравится на портале?
Всего ответов: 5
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования

Книжная полка

Главная » Статьи » Избранное » Роман Дих

Р. Дих. Репортаж с похорон

Роман ДИХ

Репортаж с похорон

Послали от редакции написать репортаж о нашем бывшем коллеге, умершем с перепою сердечко не выдержало.
Прихожу персонаж в морге, как понимаем. У стола Ритка, Светка, Петруха и ещё пара типов неизвестных. Поминают заранее. За окном снежный полумрак, половина окна прикрыта бордовой занавеской. В комнате неярко горит декадентский торшер.
Наливают стакан и понеслось:
Он был такой... такой... и Ритка размазывает тушь с соплями вперемешку по смазливому увядающему личику.
Не плачь, его не вернёшь! авторитетно басит Петруха. Он там, сверху, смотрит на нас и ему...
Рёв гражданской вдовы Риты безутешен.
Один из типОв отзывает меня в сторону, заговорщически оттопыривает пальцы на ладони - большой и мизинец:
Чё, дунем?
А, понеслась душа в рай!
Наложилось заморское зелье на водку и ни то, ни сё...
Одуревшие, возвращаемся к столу.
Пьяный Петруха приобнял Светку, незнакомые типы одевают свои пуховики пора мол и честь знать!
Ритка уже еле живая... Бедная вдова!.. Отвожу её в соседнюю комнату и начинаю утешать по своему. Безутешная страдалица отклячивает крепкий вдовий зад:
А... а-а!.. хорошо... а про него что будешь писать... ааах, убивец, милый, родной, почему мы с тобой раньше не встретились!..
Ну, напишу, размеренно двигаю я понятно чем, какой покойный был чуткий и отзывчивый... Рита, вот так приподними... как нам будет его не хватать... и ты ещё мне расскажешь... оооооо... расскажешь... да ну его, короче, потом!
Ты подлец, шипит Ритка, ты в такой момент... яяяяяй милый родной аааааа не сейчас не сейчас не сейчас, давайдавайдаваййййййййййй!!!
Спиртное с зельем даёт удивительный эффект перед глазами плывут разноцветные пятна, из восьми ниоткуда взявшихся дверей выныривают восемь покойных коллег, и все как один показывают язык...
... Снежное утро следующего дня. Хмурые дворники-киргизы в паре со снегоуборочными машинами борются со стихией.
Возвращаюсь от безутешной вдовы (говорю вам, уж я-то её сегодня пытался утешить как мог!) и размышляю, что написать в репортаже. Надо у редактора отпроситься на похороны тогда уж и изложу, что и как! Только вот согрешить со вдовой после похорон... ладно, посмотрим.

* * *

И вот мы на другой день на кладбище.
Безутешная Ритка всё прикладывается к шкалику коньяка, я глажу беднягу по плечу; и от тех поглаживаний во мне пробуждаются мысли отнюдь не о смирении и покое...
Метелица уж несколько дней не утихает. Два могильщика (опять-таки вездесущие киргизы!) стоят у могилы, оперевшись на лопаты. На раскосых лицах — бесстрастное выражение. Да и правильно — им-то что?
Петруха и один из типов, изукрашенный "зоновским" татуажем привозят покойничка нашего: мы сообща открываем заднюю дверь пердящего катафалка, вытягиваем гроб. Петруха, уголовный типок и Светка долго и нудно торгуются с водителем, молодым небритым парнем: тот явно хочет чаевых. Но облом ждёт сребролюбивого вьюноша, и он, матюгнувшись, уезжает.
Петруха с уголовным элементом снимают крышку с гроба. Покойничек наш лежит с посиневшим лицом., снежинки падают на это самое лицо. Рита кидается на гроб, проливая пьяные слёзы.
Я вспоминаю про репортаж. Щёлкаю кнопкой диктофона, и подступаю вначале к Петрухе:
— Итак, Пётр...
— Э, зёма, — вклинивается экс-зек, — ты чё творишь? Мы на похоронах или чё?
— Успокойся, — бормочу я заплетающимся языком, — у меня работа...
— Чё "успокойся", ты чё быкуешь? — уголовник приближается.
— Кто быкует, ты что? — и мы сцепляемся; видавший виды диктофон летит в могилу.
Светка и Ритка поднимают крик, здоровяк Петруха разнимает нас, сопровождая свои действия выражениями, отнюдь не приличествующими месту и событиям.
Мы с татуированным, тяжело дыша, смотрим друг на друга ненавидяще.
— Успокоились! — это Петруха рявкает. — А то сейчас успокою обоих!
И вот мы, все здесь присутствующие, попрощались с покойным, крышка гроба заколочена, и мы с примкнувшими к нам киргизами опускаем домовину в могилу; на полотенцах, как положено.
Ритка кидает в могилу пригоршню мелочи — и снова вопит:
— Ой, колечко, колечко!.. Достаньте, а то ОН меня ночью заберёт! — Она хватает ближайшего киргиза за рукав, тот гнусавит:
— Ми ево как тепер достаним, оно в земля уже...
Ритка верещит — теперь уже об утраченном колечке. Комья мёрзлой земли бухают о крышку гроба, и тут я с ужасом вспоминаю о казённом диктофоне: он же, видимо, под гробом!.
А над могилкой уже водружён крест. В голову приходят воспоминания о фараонах, что снабжены были в своих пирамидах всем необходимым, да и о наших северных народностях — им по сию пору в могилу кладут всё. что по мнению живых потребно в загробном царстве...

"Падал снег и пальцы замерзали
Уставая веером стоять,
Я спешил домой к тебе с вокзала -
Отмотал, век воли не видать!"

Это мой мобильный ожил, оглашая кладбищенскую округу "блатняком". Редактор звонит:

— Ну, как там твой репортаж?
—  Я... Ааа... гмм...
— Опять пьяный, сволочь? — у редактора нервы не выдерживают. — Уволю! По "статье" пойдёшь! - и ещё много-много слов я выслушиваю с покаянной головой.
Наконец вопли главного смолкают.
— Братан, это кто у тебя в мобиле пел? — приближается уголовник. Он уже отошёл от нашей стычки.
— Жека это был. — Я горько вздыхаю.
— Да не кисни, чё ты? Ну помер человек...
— Да я не о нём... — и я поясняю историю с диктофоном.
— Ох ёп, проблему нашёл! Дай брякну! — и пальцы с наколотыми "перстнями" набирают номер на телефоне.
Татуированный некоторое время вполголоса говорит по телефону, потом победно смотрит на меня:
— Не ссы, привезут тебе сегодня диктофон, лучше твоего старого! Тока пока не свети его — "палёный", сам знаешь. — И, помедлив, уголовник просит:
— Брателла, поставь мне ту песню, ну, Жекину-то...
Вечереет. Под вопль из моего мобильного:

"Пррриготовься, щас тебя парррежу,
Пакррашу на несколько котлет!"-

Мы усаживаемся в такси, едем поминать... Подташнивает.
Завязывать надо с пьянками...

Категория: Роман Дих | Добавил: hastu87 (29.10.2012)
Просмотров: 598 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
2  
Спасибо, Игорь!

1  
first Рома, по новой перечитал твой репортаж, уже здесь... И по новой смеялся до коликов в животе. Рад очень, что с каждым новым текстов растёт твоё мастерство как писателя, совершенствуется... Не бросай это дело пиши дальше! Успехов тебе творческих!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]