В. Ермошкин. Гармония жизни - Владимир Ермошкин - Избранное - Книжная полка - Краснов World, литература + общение
Четверг, 30.03.2017, 09:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Какая литература по душе?
Всего ответов: 10
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования
SEO services - site-submit.com.ua

Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, 
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог 
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
SafeWeber.ru

Книжная полка

Главная » Статьи » Избранное » Владимир Ермошкин

В. Ермошкин. Гармония жизни

Владимир Ермошкин


ГАРМОНИЯ ЖИЗНИ

 

Как я любил слушать гармонь! Даже уроки бросал, чуть заслышав наигрыши и переборы гармониста, разминающего пальцы. Чаще всего это бывало по пятницам, после рабочей недели, а также по выходным и праздничным дням. А уж на свадьбе побывать, частушки матершинные подслушать - тут вообще, как говориться, счастья «полные штаны».
В те времена, (не такие уж и далёкие), гармошка и частушка притягивала к себе людей, была некой отдушиной у народа. Только сейчас стал понимать, что этот дуэт, видимо, играл роль общественного психолога. Психологов сейчас в институтах готовят, чтобы стресс с народа снимать, а раньше гармошка да частушка его снимала, раздевая людей догола. Легко становилось. А стрессу отдыхать, да зевать только и оставалось.
       Самому страсть как хотелось научиться на гармони играть, просто спал и слышал. Да до гармони ли родителям было, когда дома - трое по лавкам, да свекровь почтенная свою музыку снохе играет - «деньги любят счёт, да просят отчёт».
         Мне об этом мать уже взослому рассказывала. Отец один деньги зарабатывал учителем в школе, а мать нас растила, да хозяйство вела. На хлеб ещё хватало, а на гармонь было мало.
         Сейчас ведь что. Поженятся, произведут на свет одного ребёнка и нежат его в тепличных условиях, и всё-то он у них маленький да аленький. А начинает подрастать, ему и то и это, и надо и не надо, и в дело и без дела, а на дне рождения без стеснения читают – «Расти здоровым, в этом суть, и быть богатым не забудь».
Радуются родители, слезятся глаза у дедушек и бабушек, хлопают и визжат гости, а карапуз смотрит на них непонимающими глазками, прижимает подарки к груди, и ничего ему не надо, ни богатства, ни счастья, ему голову с шоколадного зайца на торте откусить хочется.
Да дай-то Бог, чтоб так всё оно и было - и здоровье и богатство, прошли те времена, когда благополучие и достаток чуть ли не за преступление считали. Что не принимает моя душа - это то, что сейчас с рождения детей в аленькие цветочки записывают, а то и в голубенькие дорогу мостят своим воспитанием.
Красивы, ухожены цветы на клумбе, а ближе мне и роднее, полевые травиночки. Сколько их пробилось на свет через городской асфальт - вряд ли кто считал, но многие пробились.
         А гармонь мне так и не купили, баян на день рождения подарили. Просыпаюсь утром, а он стоит на стуле, кнопками на меня уставился, ремни распахнул, и ждёт, когда я к нему в объятья кинусь. Кинулся я сначала на шею родителям, а уж только потом он в свои тугие меха, воздуха вдохнул. Гармошка конечно ядрёнее, забористей баяна звучит, зато баян мелодичнее, современнее что ли, ну и бабушка постановила – пусть будет баян. Оказывается, она для внучка, кольца золотого не пожалела. Свою долю этим внесла. Так у меня появилась «большая гармошка»
         К тому времени я уже кое-что умел наигрывать. Само собой как-то получалось. Смотрел на игру баянистов, мелодии запоминал, а в паузах попрошу попробовать, ну, бывало, что-нибудь подскажут, поправят, улыбаются при этом:
          - Ну-ну, малец! Смелее! Дави на клавиши! Все девки скоро твои будут! - а у меня лишь язык от усердия высовывается да слюнка с губы свисает.
         А как свой баян появился, так через год я уже пластал во всю прыть. По настоящему же рядом с музыкантами очутился во время службы в музыкальной роте. По случаю туда попал, не буду об этом рассказывать. Там и ноты освоил, и жизненной мудрости отведал.
          Армия штука такая, что море. В ней и глубокого, и мелкого найдёшь, и солёного и сладкого отведаешь, а иногда и волной захлестнуть может. А родителей и бабушку всегда с благодарностью вспоминаю, когда баян в руки беру. Последнее, можно сказать отдали, чтобы инструмент справить.
         И так всё это ко мне приросло, так прикипело, что слышу и вижу жизнь через всю эту гармонию. А уж гармошка в каждой русской душе живёт, надо только услышать её. Ну а если кто не услышит, то наверняка увидит, без вариаций и переборов жизни не бывает…

         Встречает меня тут Людка - одноклассница, прямо на шею мне кинулась:

         - Сашуня! Привет! Я тебя по всему городу ищу. Нужен ты мне, просто слов не найду как!
         А я растерялся от неожиданности и её от себя отталкиваю:
         - Сдурела, что ли? К чужому мужику на шею прыгаешь, мало ли что подумают!
         - Да брось прикидываться, не вешаюсь я на тебя, просто соскучилась.
         - Ты знаешь, я рад тебя видеть, но уж больно как-то ты запросто.
         - Будь проще Санька, ты ж нормальный парень, без вывихов, чего испугался?
       - Да ничего я не испугался, стесняюсь просто прилюдно. Ты меня своей простотой достала прямо-таки. Говори, зачем я тебе спонадобился? - а у самого аж дух от волнения перехватило, не каждый ведь день тебя другие женские руки обвивают.
       - Слушай! У нас тут вечер в отделе организуется, название что-то из головы вылетело, а вот «По волнам нашей памяти» ты бы подыграл нам на баяне. Вспомним «лихую» молодость, попоем, потанцуем, повеселимся! – и она заискивающе посмотрела мне в глаза.
     - Ты уже, конечно, всё за меня решила, всё расписала, осталось только утвердить, а мне подтвердить твоё самоуправство, – и я почему-то, взяв её за руку, непроизвольно притянул к себе, другой рукой придержав за талию.
        - Ага! – и она с большей для меня неожиданностью припала к моей груди, виновато склонив голову. Прелестный аромат духов, моментально ударил мне по чувствам, сердце бешено заколотилось, а сухость во рту не позволяла озвучить ситуацию…
      С Людмилой мы были знакомы с детства. Жили в одном дворе, учились в одной школе, вместе бегали на танцы, лазали по садам, провожали ребят в армию, целовались даже - два раза. Симпатия над нами до сих пор кружиться - прилетает, улетает, а опустится, никак не может.
       Быть может мы сами ей посадки не даём, слишком много партий переигрывать придётся. Ноты вроде те же, а могут зазвучать по-другому, вот и боимся нарушить гармонию – оставляем, всё как есть.
       Помниться многое: помню её восторженные глаза, которыми она смотрела, оценивая мою игру на баяне, как, темпераментно танцуя, приводила в волнение, свои девичьи достоинства на выпускном вечере, мне тогда казалось, ещё чуть-чуть - и они выплеснуться на меня. Я стыдливо закрывал глаза, выдавая это за вдохновенную игру, только гораздо позднее до меня дошло, каким же я тогда был «слепым» музыкантом.
        - Людок! Что ж ты так? Ну, прям, как в кино. Только страстных поцелуев для полного счастья нам и не хватало.
        - А что тут такого особенного, ничего бы с тобой не случилось, губы не отсохли бы. А я действительно по тебе соскучилась. Да и по делу всё-таки.
     - Прости. Всё как-то у меня неуклюже вышло, – сказал я, боднув её в щёчку. Это было так естественно, что мы, забыв про взаимные упрёки, наперебой стали вспоминать самое близкое и смешное.
      - Саш! А ты помнишь «брызги селёдки под шубой» на проводинах у Лёшки Маминова? - и она подняла на меня свои заразительно смеющиеся глаза. И зачем только на меня она посмотрела? Я понимал, что скорее всего это был тест на юмор, но не в такой же обстановке. Смех мог разорвать меня по частям. На виду у всех я выглядел бы, по крайней мере, хохочущим идиотом, а остальные эпитеты нашлись бы без особого труда.
      - Тихо! Тихо! Тихо! – быстро поняв свою ошибку, моя «принцесса Смеяна» закрыла мне рот тыльной стороной руки. – Не надо, Шурик! И что это на меня нашло, надо о деле говорить, а я конкурс хохотунчиков устраиваю – и, взяв меня под руку, отвела на край тротуара.
       Случай, который чуть не вызвал у меня истерический смех, в нашем бывшем окружении известен именно под этим названием.
     На проводины в армию, как правило, приходили все дворовые пацаны и подружки, чтобы посидеть за общим столом, выпить, попеть, потанцевать, пообщаться на посошок, ну, чтоб было о чём и о ком вспоминать новобранцу на службе.
     Так вот. Какой-то «композитор» в годах, лысенький мужичок, добрался до гармони и начал, что называется пилить по нервам. Это продолжалось довольно долго и терпение, не только у меня, но и у всех присутствующих лопнуло. Но дядя видимо уже набрался хорошо и на обращения сделать паузу не реагировал.
     - Тогда, чтобы привлечь внимание, я скатал хлебный шарик и запустил точно в лоб терзающему гармонь. Ноль эмоций. Я скатал второй, покрупнее. Не пробирает. Только после того, как в его лысину впилась косточка от вишнёвого варенья, он, не слова не говоря, вскочил на табуретку и со всего размаху бросил гармошку в центр стола.
      К потолку взметнулись салаты, закуски, селёдка под шубой, а потом всё это осело на ушах, головах, плечах гостей. Такого развития событий не ожидал никто. Когда шок от атаки «террориста» прошёл, его уже след простыл. А истерический хохот периодически возникал то там, то тут в течение всех проводин.
       Видимо, поэтому служилось парню нормально, как он сам говорил с затаённой грустинкой. Весело!
     - В общем, мы с тобой договорились, в пятницу к шести в «Центральном». Музыка там будет, но это для танцев, а для души ты уж, Саша, - она сделала паузу и осевшим от волнения голосом добавила, - постарайся без брызг. Мы и так в нашей жизни многое расплескали, многое проиграли, а так хочется - по капельке, по глоточку, на самой высокой ноте, пройти по одному берегу, спуститься к воде и утолить жажду.
      Она хотела ещё что-то сказать, но, смутившись, передумала, и, хлопнув на прощанье ресницами, села в остановившееся такси. Из открытой двери машины  до меня донеслись обрывки авторской песни, - «…козе баян, попу гармонь, икону…»
    Рёв двигателя заглушил дальнейший текст. Память выхватила из услышанного всего три слова: «…баян, гармонь, икона». И вот это сочетание слов вместе с дрогнувшими ресницами и уезжающим такси минорными аккордами прошлись по моему телу. Я стоял обескураженный, силясь понять, какая такая сила, могла больно зацепить меня за живое.
      Наконец до меня дошло. Вместе с нахлынувшими откровениями и воспоминаниями передо мной промелькнула партитура прожитого отрезка жизни, который сыграть по-другому мне уже не удастся.
       Впереди была встреча в «Центральном». Свою программу я начал с ноты «до»…

 
Категория: Владимир Ермошкин | Добавил: ИК@Р (22.07.2011) | Автор: В. Ермошкин W
Просмотров: 430 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
2  
Ваньша! Откуда ты, дорогой, взялся?! Соскучился по тебе страшно. Ты - то зёрнышко в моей судьбе, которое я поливал, чтобы оно проросло (ИМХО). Вижу, ты растёшь и крепнешь - это радует. Спасибо за отзыв. biggrin

1  
Владимир, прочитал с удовольствием. Есть лёгкая прелесть и мудрость в строчках. biggrin

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]