Интервью с Людмилой Клёновой - Кофе со сливками - Проекты - Книжная полка - Краснов World, литература + общение
Суббота, 25.03.2017, 00:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Что нравится на портале?
Всего ответов: 5
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования
SEO services - site-submit.com.ua

Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, 
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог 
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
SafeWeber.ru

Книжная полка

Главная » Статьи » Проекты » Кофе со сливками

Интервью с Людмилой Клёновой

Людмила КЛЁНОВА:
«Не отношу себя к гениям никаким концом...»
 
Недавно, участвуя в работе жюри двух литературно-сетевых конкурсах, вновь невольно поймал себя на мысли, что такие словосочетания, как «женская литература», «женская проза» и «женский роман», которые, чего скрывать, некоторыми воспринимаются негативно, уничижительно и как иронический ярлык… в литературе всё же могут иметь место. Тогда что же получается… и мужская литература есть? В чём тогда отличие? И откуда, почему вообще взялся половой признак литературы — «глупый, дискриминирующий стереотип»? Не потому же только, что стихи и прозу пишут женщины?! 
Конечно, стиль многих произведений женщин-авторов отличается от того, что и как пишут мужчины-авторы. Чем конкретно? Ну, возможно, тем, что в произведениях женщин-авторов на самом деле гораздо больше детализированных чувств, обязательное наличие любовного треугольника, измен, интриг и томление по «женскому счастью»… Существенно, конечно. И всё же правы те, кто полагает, что речь должна идти вовсе не о половом признаке литературы, а только о том, какая литература — хорошая или плохая. Ибо литература и правда была, есть и будет одна, общая и неделимая, с общими проблемами и общими темами. А раз так, то всё верно: «Нельзя во всех случаях говорить о мелкости и узости тем, примитивности фабулы, о жеманстве, сентиментальности произведений только потому, что они созданы женщинами» (А. Кайданский «Женская литература») — с этим трудно не согласиться. 
Однако… к чему «вариться в собственном соку» в поисках истины, не проще ли спросить у кого-нибудь… да хотя бы у самих женщин-авторов, что они-то думают обо всём этом? К тому же и прекрасная возможность представилась — встреча с Людмилой Клёновой… Глупо упускать шанс.
 
И.К.:
— Людмила, не вижу никакого смысла широко представить вас аудитории, ибо вы достаточно хорошо известны литературно-интернетовскому сообществу. К тому же совсем недавно одному из литературных сайтов вы дали большое, развёрнутое интервью, которое получило много читательских откликов. А потому, если можно, скажу лишь несколько общих слов о вас. Хорошо? 
Вы родились на Украине в Харькове. Закончили сначала музыкально-специальную школу-десятилетку, затем — консерваторию. Правда, в то время, когда вы там учились, это был Харьковский Институт Искусств, а сегодня это целая Академия… Вы профессиональный музыкант, пианистка, педагог и концертмейстер. Писательница, пишите стихи и прозу. Член Союзов писателей России, Израиля и Международного Союза писателей «Новый Современник». Лауреат международных литературных конкурсов… 
Поразительно! Как же вы всё успеваете? У вас ведь ещё и семья, которая тоже требует постоянного внимания, хлопот, забот…
 
Л.К.:
— Да ничего я толком не успеваю, Игорь! Суток всё равно не хватает, работаю ведь каждый день — это время, отнятое и у творчества, и у семьи… Стихи пишу где-то по пути на работу и обратно — на остановках, пока жду автобуса, в автобусе — блокнот с карандашом всегда в сумке… Семье достаётся моя любовь. А вот времени отдаю своим родным не так уж и много. С мужем, конечно, общаемся больше — и на репетициях наших концертов, и на записи в студии. Кстати, скажу, что мы с ним — с Эдуардом Добрыкиным — Ансамбль Концертных Композиций «Дуэт ЭЛ»…
 
И.К.:
— И что, уже есть записанные альбомы?
 
Л.К.:
— Вместе мы записали четыре альбома — мои стихи с классической музыкой. Наши кумиры Рахманинов, Чайковский, Скрябин, Пьяццолла. Помимо записи альбомов, были сделаны десятки концертных программ, музыкально-поэтических и литературно-музыкальных вечеров… 
Кстати, о консерватории. Мы с Эдуардом оба учились и в музыкальной десятилетке, и в консерватории… только я на фортепианном отделении, а он на теоретическом. Так что творческие связи у нас с ним — ну, очень давнишние…
 
И.К.:
— Родные не ревнуют к литературе и музыке? Они, наверное, и первые читатели, и первые слушатели?
 
Л.К.:
— Нет, не ревнуют. Как видите, с мужем мы «в одной упряжке». Если когда и бывает у него какая ревность, то только… к компьютеру, причём очень сильная и не без основания… 
Много времени отдаю своим конкурсам, бесконечным «жюрениям» — со всеми вытекающими отсюда последствиями… 
Вот он — муж — точно: и первый слушатель, и первый читатель, и самый строгий критик мой… 
Кормлю, правда, всех исправно и вкусно (улыбка). Это святое…
 
И.К.:
— Бытует мнение, что на детях гениев и творчески одарённых родителей природа отдыхает, то есть дети идут своей дорогой, занимаются чем-то другим, выбирают другую профессию. У вас два сына… они, случайно, стихов не пишут?
 
Л.К.:
— Не отношу себя к гениям никаким концом… Смеюсь, конечно. А если серьёзно, то на наших мальчиках природа ничуть не отдыхает, она их просто создала совсем другими. Они взрослые, самостоятельные… живут своей жизнью. И сферы интересов у них и вправду совсем иные — очень сложные и интересные… Особенно у младшего. Сказать прямо, чем он занимается, не могу, уж извините, Игорь. Только работа его связана с компьютерными технологиями. Старший хоть и окончил музыкальное училище как трубач, к тому же… очень неплохой, но здесь, в Израиле, у него, конечно, совсем другая профессия. Однако же если чего зарифмовать — поздравление какое, или шутку — это они оба запросто!
Одно из моих самых ранних стихотворений, опубликованное в самом первом моём маленьком сборнике «Я слушаю дыхание стиха», изданном ещё на Украине, посвящено именно моим мальчикам. Простенькое, но очень искреннее и тёплое. Потом оно победило где-то на конкурсе под названием «Шедевра рифмой не испортишь» (улыбка):
 
Сыновья мои, сыновья!
В жизнь вас бросила, словно в море...
Вы — и радость, и боль моя,
Вы — и счастье моё, и горе.
 
От штормов мне вас не укрыть,
Белым парусом не раскрыться...
Я хотела бы птицей быть,
Чтобы крылья иметь, как птица —
 
Унесла б я вас от забот
В край, где нежно рассвет алеет,
И лелеяла б ваш полёт
В тех краях, где весны аллеи…
 
Но реальность не изменить...
Не взлечу… Не спасу… Не спрячу...
Разве мука — детей родить?
Мука — вырастить… Дать удачу...
 
Всё, чего бы хотела я:
Чтобы жизнь не была вам тесной...
Вы — любовь и судьба моя...
Вы — молитва моя...
И песня...
 
И.К.:
— Вы являетесь автором девяти книг стихов и прозы. Надо сказать, это впечатляет. Значит, вам и правда есть о чём сказать читателю… Что именно? Что вы хотите донести до читателя?
 
Л.К.:
— Да материала уже вполне достаточно и для 10-й, и для 11-й книг! Но сейчас у нас на очереди издание книги мужа, Эдуарда — его замечательные эссе и маленькие «рассказики», как он их сам называет. Само собой, приходится считаться с тем, что мы можем себе позволить. Значит, мои очередные книги появятся позже… 
Я не пытаюсь чему-то учить, что-то объяснять, к чему-то звать. Но я предельно откровенна в своей поэзии, в ней нет ни капли лжи или лукавства… Я говорю доступными мне средствами об проблемах общечеловеческих — о любви, в первую очередь, потому что Любовь была всегда, во все века, в любые времена — и будет ВСЕГДА, пока живут на свете мужчины и женщины… О печали, о грусти, о боли… О прошлом, о памяти, которая не отпускает… Это всё испытано мною самой, я просто выплёскиваю мои чувства, мои ощущения в строки… Но потом они начинают жить совершенно самостоятельно — уже потому, что так многие находят в них что-то своё, очень близкое… Часто мне пишут, что я буквально рассказываю своими стихами чью-то историю, чью-то любовь, чью-то боль… Наверное, просто потому, что все мы чувствуем, ощущаем жизнь и все её проявления, в общем-то, очень схоже… 
Ну и, конечно, стихи мои обретают новую жизнь в песнях и романсах моих многочисленных и очень ценимых мною соавторов, ведь каждый из них, беря в работу то или иное стихотворение, проживает его, как своё — и это получается уже что-то другое…
 
И.К.:
— Из девяти сборников, что уже вышли в свет, какой для вас особо дорог и почему?
 
Л.К.:
— Самый любимый, конечно, последний — двухтомник «Планета Любовь», который вышел в свет в 2011 году и вобрал в себя не только поэзию, но ещё и прозу — это более пятисот страниц. Ругаю себя последними словами, что позволила такие объёмы, ведь кто же осилит столько много «букофф», как теперь говорят, но накопилось такое количество материала, что просто было необходимо выплеснуть его на печатные страницы. Эти книги совсем недаром носят такое название. И очень дороги мне:
 
Ты… Планета, Вселенная, Космос,
Звёздный ветер далёких миров...
Человек, не задавший вопросов...
Человек, подаривший любовь...
 
Мне с тобой и легко и спокойно —
В этом шторме, настигнувшем нас...
Ты — тревога моя, и покой мой,
Ты — сиянье и свет моих глаз;
 
Ты — мелодия зыбкого счастья,
Тихий свет незабытой свечи;
Ты — желанье, что мне неподвластно,
Ты — щемящая нота в ночи...
 
И тобой сотворённое чудо
Мир окрасило цветом Мечты —
Каждый вдох...
Каждый миг...
И повсюду
Этот Космос...
Вселенная...
ТЫ...
 
И.К.:
— Людмила, думаю, в том нет никакого секрета, если скажу, что сегодня издать свою книжку — и легко, и трудно… как говорится, были бы деньги в кармане. С какими проблемами пришлось столкнуться, чтобы издаться? Как ваши книги шли к массовому читателю? Каким образом книжные издательства выходили на вас? Каков был процесс «автор-издательство»?
 
Л.К.:
— Все книжные издательства, которые предлагают свои услуги, отметаются мной за ненадобностью…
 
И.К.:
— Почему?
 
Л.К.:
— Потому что им абсолютно неважно качество того, что они печатают. Хоть гениальные стихи, хоть откровенно графоманские — лишь бы платили... 
Есть «свои», с которыми сотрудничаю много лет, где гарантировано качество самого издания… и где очень внимательны к материалу. Поэтому проблем никаких, кроме суммы, необходимой к оплате. Я сама и редактирую, и форматирую, и собираю материал по разделам. Так что остаётся только работа технического редактора для перевода текста в PDF, художественное оформление — и собственно процесс печатания…
 
И.К.:
— Но проблемы какие-то всё равно есть, без них же по жизни никак…
 
Л.К.:
— Конечно. Всё дело в том, что мои книги печатаются на Украине… тут-то как раз во весь рост и встаёт проблема доставки тиража в Израиль, но я стараюсь подгадать так, чтоб ко времени получения тиража быть там по каким-то причинам — и заодно забрать книги лично. Я же не печатаюсь большими тиражами (улыбка)... 
Теперь про то, как мои книги находят массового читателя. На сегодня очень мощный рекламный ресурс — Интернет. Вот оттуда и началось то общение, которое называют «массовый читатель». Десятки (скажем, на Стихи.ру — 68359) и сотни тысяч (в Избе-Читальне — 351558) моих читателей мне дороги и мною любимы. Многие из них стали моими соавторами (хотя это отдельная тема, конечно) и друзьями. Среди них замечательные поэты и прозаики. Хотя много просто любителей поэзии. Они живут по всему миру — и на моей по-прежнему любимой Украине, и в не менее любимом Израиле. А слухами, как известно, земля полнится…
 
И.К.:
— Как творчески работается? По принуждению или какому-то специально составленному плану: мол, вот надо за день «родить» пару строк — и всё тут, «хоть кровь из носа»? Или всё же по потребности, по зову души?
 
Л.К.:
— Знаете, Игорь, сначала хотела ответить так сходу, с лёту: «Конечно, по вдохновению»… да осеклась. Объясню, почему. Само собой, то, что рождается как бы само по себе — это, естественно, по вдохновению. Это процесс неконтролируемый и происходит в любом месте, в любое время, совершенно не считаясь с тем, могу ли я записать в этот момент те строки, которые неизвестно откуда возникают в голове… Кстати, если сразу не записать — через минуту и не вспомню, о чём, собственно, были эти строки (смеюсь). Думаю, это ощущение очень многим пишущим людям знакомо… 
А бывает и так, что НУЖНО, когда: текст — для кого-то из соавторов, поздравление — для кого-то из близких друзей-поэтов или писателей… Причём, я давно уже ушла от того, чтобы писать просто «поздравлялки». Нет, это всегда настоящее лирическое стихотворение, как-то очень ассоциативно касающееся «виновника» торжества… 
Вот, например, на сайте «Изба-Читальня» прошлогоднее поздравление одному из моих первых и очень любимых соавторов Сергею Морозову, живущему в Кумертау. Стихи, на которые написала музыку, а потом и исполнила романс ещё одна из моих соавторов, не менее любимая, киевлянка Инна Труфанова:
 
И дом уже сгорел, в котором было лето,
И пепел от надежд развеян в синеве.
А дерево растёт — и к небу тянет ветви,
И снова птицы вьют гнездо в его листве…
 
Нам прошлые пути вернуть не удаётся,
И пламенем судьбы горит костёр иной…
А дерево растёт — и тянет ветви к солнцу,
Опять зазеленев пришедшею весной…
 
И жизни ураган сметает километры —
От давнишних обид до стылой тишины…
А дерево растёт — и выстоит под ветром —
Наверно, потому, что корни в нём сильны…
 
У светлого окна отстроенного дома
Крылом помашет сон…
И яблоня твоя
Раскинется шатром, тебе давно знакомым —
И снова зацветёт у края бытия…
 
А это там же в «Избе-Читальне», но вариант «с точностью до наоборот» — стихи, посвящённые дню рождения Инны, положил на музыку и спел Сергей Морозов:
 
Отчего, родная, снег зимой идёт?
Отчего не тает под окошком лёд?
Не ответишь, знаю… Молча губ коснусь…
Отчего, родная, не уходит грусть?
 
Что не так, ответь мне… Почему зима?
Позабыто лето, в полутьме дома…
Был ли звук тальянки, что летел в рассвет?
А душа-смутьянка всё твердит мне: «Нет…»
 
Разошлись дороги, пролились дожди,
За чужим порогом кто-то: шепчет: «Жди…»
А на нашу крышу упадут снега…
Не хочу — но слышу, как зима долга…
 
Отчего, родная, снег зимой идёт?
Отчего не тает под окошком лёд?
Не ответишь, знаю… Молча губ коснусь…
Отчего, родная, не уходит грусть?
 
Может, ты оттаешь под капели звон…
А тоска — по краю, словно сердца стон…
И снежинок стаи — птиц прощальный взлёт…
Отчего, родная, снег зимой идёт?
 
И таких примеров множество. Я очень люблю всех моих многочисленных соавторов — и мы часто «творим» что-то вместе друг для друга… 
Или конкурсы, в которых сама принимаю участие. Очень многие из них ставят участников в неимоверно жёсткие рамки — и временные, и тематические, и с точно указанным объёмом стихотворения. И это тоже очень хороший стимул: хочешь-не хочешь, а задание выполнить надо, раз ты «ввязался» в это мероприятие. Вот только недавно, 10 октября, на сайте ЧХА («Что хочет автор») закончился многоуровневый, построенный по Олимпийской системе — с выбыванием в каждом туре одного из участников соревнующейся пары — конкурс «ХИТ сезона». Там на каждый тур давалось три дня. А задания такие, что «хоть стой, хоть падай», и всё это объёмом не более 28-ми строк — уж старались ведущие максимально осложнить жизнь конкурсантам (улыбка). И всё было так хорошо — до самого финала… А в финале я всё же проиграла моему сопернику, заняв всего лишь второе место. Но сражалась честно. И было очень интересно участвовать в этой многодневной «гонке», потому что произведения в каждом туре оценивались буквально по Гамбургскому счёту — «на выходе» требовалась полноценная поэзия… И, что самое интересное: когда, наконец, обнародовали подлинные имена авторов («сражались-то» мы под вымышленными Никами») выяснилось, что в Финале сражались … две женщины, «выбив» из соревнования на предыдущих турах мужчин, и очень сильных поэтов, при этом… Это, кстати, о женской и мужской поэзии, разговором о которой вы начали наше интервью (улыбка)
А бывает, и часто, что муж говорит: «Напиши к новой нашей композиции»… И даёт задание — о ком или о чём. Вначале, вроде, ни одной мысли по данному поводу, а сознание, или, скорее, даже подсознание, где-то подспудно уже ведёт работу. И как-то непроизвольно рождается нужное стихотворение или прозаическое эссе…
 
И.К.:
— Людмила, вы обмолвились, что вам приходится часто участвовать в литературных конкурсах, вас много читают… — всё это, конечно, неоспоримо и просто замечательно. А как вы относитесь к критике? Что вам нравится и не нравится? И кто вас больше читает — ваши друзья, знакомые… или совершенно незнакомые читатели, как они воспринимают ваше творчество? Какая сегодня нужна читателю литература?
 
Л.К.:
— Как много вопросов сразу (улыбка). Ладно, попробую ответить на каждый… 
К критике как отношусь? Очень внимательно. Для меня важно… КТО критикует. Если это человек талантливый, которого я уважаю и как поэта, и как личность — это очень существенно. Ведь со стороны часто виднее, что выдаётся «на горА» — мы часто читаем у себя то, что ХОТИМ, а не то, что получается на самом деле. Но есть и просто, как бы это помягче выразиться, энергетические вампиры, которым важно просто нахамить, нагло оскорбить — часто именно потому, что человек талантлив… Ну, тут уж — Бог им судья! Мне приходилось с таким сталкиваться — несколько раз после больших сложных конкурсов кто-то из «несправедливо обиженных» авторов приходил ко мне на страничку и начинал просто «облаивать» всё подряд… Вот на такую «критику» обращать внимания совершенно не стОит. 
Кто читает? И друзья, и коллеги по писательскому ремеслу, и многие тысячи просто читателей, о которых понятия не имею. Но очень рада, что они ЕСТЬ. Хочется верить поэтому, что всё то, что я пишу, кому-то нужно, для кого-то важно… 
Какая литература нужна читателю? Не знаю, Игорь. Наверное, разная. Главное, чтобы она была профессиональная, грамотная, оставляющая след в душе, а значит, несущая в себе некий эмоциональный посыл, на который отзывается читатель. Хотя, как гласит народная мудрость: «На каждый товар есть свой покупатель». И в книжных магазинах на полках — всё больше «дамские романы» или примитивные детективы, от которых у меня просто скулы сводит… 
Не переношу безграмотности в литературных работах. Поэтому всегда очень здорово снижаю оценку, если человек пишет неграмотно. Но ведь правда: коль твоё «орудие» в творчестве — русская речь, русский язык — будь добр, прежде освой его как следует, а уж потом пользуйся им!
 
И.К.:
— Какими книжками зачитывались в детстве, в школе? Ваши любимые писатели, поэты?
 
Л.К.:
— Игорь, боюсь утомить наших читателей излишними подробностями. Читать я бегло могла уже с пяти лет. К 12-ти закончила Майн Рида (всё, что нашлось в доме, в который мы переехали из пригорода в Харьков и в котором вскоре разместилась и открылась новенькая и, как я теперь понимаю, очень хорошая библиотека), Жюль Верна, Стефана Цвейга, Эдгара По (неизгладимое, кстати, впечатление), Дюма старшего (а может, по пути и младшего… тогда понятия не имела об этой разнице), Ги де Мопассана… Ну и всё, что попадалось по пути… Пришвин, Тургенев, Горький… Пушкин и Лермонтов — это ещё раньше, с маминых и папиных устных пересказов в начале… 
Дальше — многое другое… 
Сейчас из любимых — Нагибин, Булгаков… Из современников — Олди, Валентинов, Дяченки… После их «Ритуала» укрепилась моя и без того огромная любовь к Драконам… и отозвалась вот этим — «Принцесса и Дракон» (по мотивам романа М. и С. Дяченко «Ритуал»)»
 
Мы из разных племён и веков,
Мы чужие — до дрожи — с тобой.
Ты — неслышимый Вечности зов,
Я — мгновение… Вспышка… И боль...
 
… Я отсюда уже не уйду —
Для меня не найдётся Герой;
Ты похитил меня на беду —
На беду я останусь с тобой...
 
В тишине говори, говори
На забытом наречии снов —
Буду слушать до самой зари
Я значение Истинных Слов.
 
А когда ты взлетишь под луной,
Горделиво расправив крыла,
Станет больно от шири хмельной —
Я доныне ещё не жила!
 
… Я огонь разведу на стене,
На высокой стене крепостной,
И сожгу своё сердце в огне —
Только ты возвращайся домой.
 
Ты в обличье ином возвратись,
Дай крылу золотому покой —
И к ладони моей прикоснись
Человечьей горячей рукой;
 
Неумелую нежность впусти,
Преступив ритуалы оков,
И поймёшь — от любви не уйти,
Даже если прогонишь любовь...
 
И когда я со смертью столкнусь,
Чёрной подлости пытку стерплю...
Я уже ничего не боюсь —
Я люблю тебя...
Просто — Л Ю Б Л Ю...
 
Из поэтов многих люблю читать. Но особенно Макса Волошина…
 
И.К.:
— А сегодня что и кого предпочитаете читать? И почему?
 
Л.К.:
— Так мало времени остаётся для себя. Читать приходится много, и — увы! — не всегда то, чего бы хотелось. Моя редакторская работа в финском альманахе «Под небом единым», помощь в редактировании нашего израильского альманаха «ЮГ» — всё это чтение, внимательное и вдумчивое. Часто есть интересные и талантливые авторы и произведения. Хотя, конечно, всякое встречается. И на нашем писательском ЛИТО мы не только читаем книги друг друга, которых выходит много… и часто очень хорошие, но и следим за всеми новинками и течениями в современной мировой литературе. Когда же удаётся урвать время для себя, для «кайфа», как говорится… — авторы всё те же, что я уже назвала. Нагибинский «Остров любви» — книга настольная — читаю и перечитываю, впитывая каждую фразу, и учась на каждой странице…
 
И.К.:
— Какую литературу не приемлите совсем?
 
Л.К.:
— Частично я уже ответила на этот вопрос. Не терплю «дешёвки» и ширпотреба в любом жанре. Не люблю нарочитости, искусственной «красивости» или употребления «народной русской» — того площадного мата, которым так изобилует нынешняя литература. Поэтому не переношу некоторых нынешних «кумиров» (улыбка)
 
И.К.:
— Людмила, вам наверняка тоже приходилось сталкиваться с понятиями «женский роман», «женская проза», «женская литература»… Интересно узнать ваше мнение по этому поводу…
 
Л.К.:
— Скажу о гендерной принадлежности поэзии, о том, что есть поэзия мужская и женская. Судя по тому, что большинство моих соавторов мужчины, мне этого «деления» всё же удаётся избежать… (улыбка) Конечно, есть поэзия мужская, которая ощущается в тоне, в образном строе, в темах стихов… А есть типично женская, конечно… как есть и «женские» романы… когда автор и не пытается прятать своё «я» — нежное и очень женственное. Хорошо, когда такие произведения пишутся людьми талантливыми… А если просто любителями, вернее… любительницами — получаются, простите за выражение, розовые сопли и сплошной «скулёж»… 
Но сейчас многие женщины пишут куда сильнее мужчин — пишут по-настоящему…
Можно ведь и так:
 
Когда угар, и дым… И смысла нет
Искать чего-то — ничего не будет;
Ложится пеплом на дорогу будней
Ненужность прежних выстуженных лет;
 
Когда тоска волчицей на скале
Лакает лунность ночи с перепугу;
Поймёшь, страшней, чем по горячим Углям,
Такая жизнь — хожденье по золе...
 
Полёт окончен… Мрамор может лечь
Везде красиво — памятник, дворец ли...
И не поёт душа по-молодецки,
И прежней лодки дно прорежет течь,
 
И скальпель чётко душу огранит,
Она сама себе — палач и доктор...
… Пустой стакан… Кабак… И ритмы РОКА...
И — чёрным стоном — ночь...
Озноб...
Гранит...
 
И.К.:
— Ваши стихи?
 
Л.К.:
— Само собой, моё стихотворение…
 
Или вот. Послушайте… Разве это только МОИ стихи? Нет. Это Мужчина говорит Женщине — вне времени, вне эпох:
 
Я люблю тебя...
Тихо и бережно...
Я люблю тебя — молча и ласково,
Наслаждаясь волшебною сказкою,
Не страшась, если в это поверишь ты...
 
Ничего от тебя я не требую...
Просто, зная сознания краешком,
Что меня иногда вспоминаешь ты,
Улыбаюсь рассветному небу я —
 
И тебе доверяюсь бестрепетно,
Не заботясь нимало о будущем,
Не печалясь, что рядом не будешь ты —
Без укора, что прежде не встретились...
 
Не придумана истина новая...
Мне важней, если что-то да значу я...
Осторожно — теплом нерастраченным —
Обниму — и обрадуюсь слову я...
 
О тебе, моя зорька вечерняя,
О тебе, моя радость нежданная,
Всё молиться в ночи не устану я...
Я люблю тебя.
Очень.
Наверное...
 
И.К.:
— Этот романс написан в соавторстве с Сергеем Морозовым: ваши стихи, его — музыка и исполнение. И что примечательно, в 2011 году на Грушинском фестивале авторской песни Сергей выступил именно с этим романсом и по итогам интернетовской версии стал победителем в номинации «Автор музыки»…

Л.К.:
— Да. Не устаю удивляться таинству СО-творчества…
С Сергеем Морозовым мы не только большие друзья, но у нас ещё и хороший творческий тандем получился… 4 записанных альбома наших романсов — это немало… Сергей — самобытный и по-настоящему большой талант!
 
И.К.:
— В последнее время для многих Интернет вообще стал неотъемлемой частью повседневной жизни, с ним связано почти всё: покупки, учёба, работа, чтение литературы, врачебно-юридическая консультация, общение с друзьями, знакомства. По-вашему, это нормально? Не лишимся ли мы чего-то, не утратим ли каких-то морально-нравственных ценностей, общепринятых норм нашей жизни? Вы согласны с тем, что, к примеру, когда-нибудь сетевая литература вытеснит книжную литературу? Что для вас значит книга?
 
Л.К.:
— Смотрите, Игорь, за всё нужно платить. Интернет даёт действительно очень многое. Взамен отбирает наше время — время личного общения, общения в реале. Я, например, очень благодарна Интернету, потому как практически со всеми моими соавторами мы «нашлись» именно благодаря сети, а уже потом стали общаться и встречаться… 
Если умненько «дозировать» Интернет, употреблять его без фанатизма, то и нормальное человеческое общение — всё может быть очень даже нормально… Смеюсь. 
Сетевая литература уже вытесняет печатную литературу — и процесс этот неизбежен, мне кажется. Не просто так ведь уже есть столько интернет-ресурсов, и часто очень профессионально работающих, дающих возможность читать всё, что угодно, именно в сети… 
Но я люблю КНИГУ — печатную книгу, которую можно подержать в руках, погладить, перелистать… Она живая, тёплая… В ней особая энергетика, очень нужная… Мне, во всяком случае…
 
И.К.:
— Вы счастливый человек? Что, по-вашему, есть счастье, на чём оно основывается?
 
Л.К.:
— Вопрос о счастье — это всегда очень сложный и неоднозначный вопрос. Для каждого человека, очевидно, свои критерии понятия «счастье», и они будут очень разные. Я — человек во многом очень счастливый, за что каждый день благодарю Бога… Конечно, в чём-то — очень несчастливый, потому что многое из того, что хотелось бы воплотить в реальность, не сбылось. И всё же никогда не жалуюсь на Судьбу, всё, что мне уготовано и даровано, принимаю с благодарностью. 
Для меня основа счастья — ЛЮБОВЬ. Она — суть и смысл жизни. Любовь во всех её многочисленных проявлениях. Ибо Бог есть Любовь — и для меня это неоспоримая истина… и величайший ДАР. Наверное, ещё и поэтому родилась моя «Планета Любовь»… 
Песня ещё одного моего очень любимого автора, томича Бориса Кардаша так и называется «Дар»:
 
Судьба, случайности дарящая,
О, как тебя благодарить
За прошлый миг, за настоящее,
За то, что вновь связала нить
Две разобщённости далёкие
В один огонь, в один пожар…
Не совладать с иными сроками —
Но как бесценен этот Дар…
 
И все слова, и все желания
Волнуют, радуют, пьянят…
И, как улыбка мироздания,
Вновь совпадений странный ряд;
Я, как дитя, игрушке радуясь,
Ловлю мечты случайный луч,
И чудо солнечное радуги,
И счастья блик на фоне туч…
 
Я знаю, душам нашим празднично
От этих призрачных минут,
И оттого, что звёзды разные
Одно созвездье вместе ткут…
 
Так пусть судьбы крылатой вестники
Не забывают нас с тобой —
И в нашей тёплой, нежной песенке
Пусть тихо светится любовь…
 
И.К.:
— Что можете пожелать коллегам по перу и своим читателям?
 
Л.К.:
— Коллегам — вдохновения, неустанной работы над словом, как можно более профессиональных произведений, выходящих из-под их пера, и благодарных читателей. 
А читателям — любви, удачи в их делах, личного счастья, радости бытия и радости встреч с прекрасной поэзией и прозой… 
И для финала — моё программное стихотворение «Жизнь моя». Пусть оно подарит «правильный», смеюсь, настрой нашим читателям:
 
Запросто вещи меняют сущность,
Соприкоснувшись с живым огнём;
Стало важнее, чем хлеб насущный,
Слово и смысл, заключённый в нём;
 
Жизнь моя — странная ось смещений,
И отрицанье былых утех;
Жизнь моя — нежный цветок осенний,
Храбро проросший сквозь первый снег;
 
Жизнь моя — путь от строки, рождённой
Словом и лаской, летящей в звук…
Жизнь моя — лист, облетевший с клёна,
И не упавший в надёжность рук;
 
И безнадёжный полёт над морем,
Знающим места причалу нет;
Долгое эхо с пространством в споре,
Лунные тени и звёздный свет;
 
Снежные сны и горячий ветер,
Шизофрения — и там, и тут…
И ожиданье… Паденье в лето
От волшебства золотых минут:
 
Слышать (о, да, не коснувшись взглядом)
Сердца пожар и восторг души —
Песню, звучащую близко, рядом…
Ветер, волнующий камыши…
 
Жизнь моя, что ты? Мосток над бездной?
Или мелькнувшего Чуда свет?
Жизнь моя странная — где-то между
Ласковым «Да» и тревожным «Нет»…
 
Счастья и радости каплю мне бы,
Да настоящей любви в пути…
Жизнь моя — птица в весеннем небе…
Будь же отважной — лети… Лети!!!
 
С любовью к вам, дорогие друзья! Ваша Лю.
 
И.К.:
— Спасибо, Людмила, за интересное интервью. Всех вам благ и новых творческих свершений!
 
Л.К.:
— Игорь, спасибо за внимание ко мне и моему творчеству, за предоставленную возможность поговорить напрямую с читателями и коллегами.
 
И.К.:
— До новых встреч!

 
Интервьюировал гостью Игорь КРАСНОВ.
 
17 октября 2013 г.

Категория: Кофе со сливками | Добавил: ИК@Р (01.11.2013)
Просмотров: 676 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]