Пятница, 22.09.2017, 09:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Как вам портал в целом?
Всего ответов: 253
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования
SEO services - site-submit.com.ua

Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, 
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог 
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
SafeWeber.ru

Книжная полка

Главная » Статьи » Проекты » Кофе со сливками

Интервью с Людмилой Курышевой

Людмила КУРЫШЕВА:
«Научиться можно стихотворчеству,
но писать стихи научиться нельзя…»
 
С детства боюсь зубных врачей. Странно, конечно, но это так… — и ничего с собой нельзя поделать. Нас, людей, вообще порой невозможно понять, странные мы все какие-то…
А за окном вовсю разгулялось Бабье лето. Всё в красно-золотистом цвете. Теплынь, даже солнышко выглянуло — прямо волшебство какое-то. И на ум почему-то сразу пришлись строчки Игоря Кохановского, на стихи которого потом Владимир Высоцкий написал музыку: 

Клёны выкрасили город
Колдовским каким-то цветом,
Это значит — очень скоро
Бабье лето, бабье лето.
Это значит — очень скоро
Бабье лето, бабье лето.

Любимая когда-то пора Пушкина. Правда, у Александра Сергеевича она называлась иначе — Болдинской осенью, но это, конечно, не столь важно, суть совсем в другом — в том, что для великого поэта, его творчества осень оказалась значимым явлением, ведь именно в этот период родилось много прекраснейших поэтических шедевров:

Унылая пора! Очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса —
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса,
В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
И мглой волнистою покрыты небеса,
И редкий солнца луч, и первые морозы,
И отдалённые седой зимы угрозы.

А это уже «Золотая осень» Бориса Пастернака: 

Осень. Сказочный чертог,
Всем открытый для обзора.
Просеки лесных дорог,
Заглядевшихся в озёра.

Как на выставке картин:
Залы, залы, залы, залы
Вязов, ясеней, осин
В позолоте небывалой.

Липы обруч золотой —
Как венец на новобрачной.
Лик берёзы — под фатой
Подвенечной и прозрачной.

Погребённая земля
Под листвой в канавах, ямах.
В жёлтых клёнах флигеля,
Словно в золочёных рамах.

Где деревья в сентябре
На заре стоят попарно,
И закат на их коре
Оставляет след янтарный.

Где нельзя ступить в овраг,
Чтоб не стало всем известно:
Так бушует, что ни шаг,
Под ногами лист древесный.

Где звучит в конце аллей
Эхо у крутого спуска
И зари вишнёвый клей
Застывает в виде сгустка.

Осень. Древний уголок
Старых книг, одежд, оружья,
Где сокровищ каталог
Перелистывает стужа.

Люблю Пушкина и Пастернака — как кажется, читал бы их бесконечно. Но к зубному врачу всё ж придётся отправиться! Профессия журналиста обязывает…
Итак! Сегодня не у меня в гостях, а я в гостях у Людмилы Курышевой, члена Союза Писателей России и номинанта Национальной премии «Поэт 2012 года», награждённой Золотой Есенинской медалью и «Золотым Дипломом» имени А.А. Ахматовой, который учредил Лига писателей Евразии...

И.К.:
— Людмила, как получилось, что врач-стоматолог вдруг начал писать стихи? Или не вдруг, так должно было свершиться? Расскажите немного о себе? С чего всё началось?

Л.К.:
— Наверное, ничего не происходит просто так. В молодости я писала стихи, но, скорее, это были не стихи, а зарифмованные тексты. Для меня никогда не было проблемой подобрать рифму к слову, но не было во мне той тяги писать стихи, которая возникла однажды. И здесь моя профессия совсем не причём, хотя... моя профессия позволила мне хорошо узнать людей. И вот однажды я взяла ручку и лист бумаги, тихонько уединилась на кухне и написала свой первый стих нового для меня периода. Скоро будет пять лет моей поэзии. Предшествовал этому сильный душевный переворот, потрясение... Должно или не должно было случиться моё перевоплощение в поэта — не мне судить, но это случилось, и я теперь живу поэзией и спасаюсь ею. Я чувствую свой рост в поэзии, потому как способна критически относиться к своим собственным стихам, много учусь, много читаю. Вот трогательные строки из моих первых стихов:

Какое счастье — я стихи пишу...
Я ими упиваюсь и дышу,
Отчаянье топлю в прохладе строк,
Беду гоню на неизвестный срок,
Надежде посвящаю нежность строф,
Душевных избегаю катастроф,
Люблю, мечтаю, радуюсь, грущу,
В стихи обиду вовсе не впущу...
Читаю, чуть губами шевеля,
Не верю — неужели это я?

И.К.:
— Что для вас есть истинная поэзия? Чьё творчество из поэтов — классиков и современных — вам по душе? Вы просто их читаете, или пытаетесь найти ответы на свои какие-то вопросы, обрести вдохновение?

Л.К.:
— Что для меня истинная поэзия... Поэзия — нечто запредельное, пограничное. Истинная поэзия захватывает читателя, направляет его мысли в русло своей темы, поднимает из глубины подсознания читающего его собственные переживания и чувства, заставляет думать, переосмысливать. Истинная поэзия не конкретна, образна, аллегорична. Не знаю, как соотносится моё творчество с истинной поэзией, но когда у моих слушателей, а первыми моими слушателями были мои пациенты, выступали слёзы на глазах, я верила, что смогла донести в стихах свои чувства. У меня нет любимых поэтов. И читаю других автором я не просто так... С первых строк я «чувствую» стихи. И если чьи-то стихи меня волнуют, значит, я читаю их снова и снова. Вновь и вновь возвращаюсь к поэзии Пушкина и Ахматовой. Из современных поэтов «пробирают» до мозга костей стихи Льва Котюкова. Бесконечно счастлива, что имею честь быть знакомой со Львом Константиновичем лично и считаю его своим наставником и Учителем. Очень люблю поэзию Максима Замшева…

И.К.:
— Писать стихи трудно? Это даётся избранным от Бога? Или этому всё же можно как-то научиться?

Л.К.:
— Научиться можно стихотворчеству, но писать стихи научиться нельзя. Не знаю, как насчёт «избранности», но, что касается меня, то не я пишу стихи, а стихи выбирают меня. Иной раз усядешься с умной целью написать о чём-либо... А ничего и не получается. Нечего умничать — говорят мне ненаписанные стихи... Или вдруг сами собой пишутся такие замечательные строки, о которых я и не «думала». Перед написанием стихотворения чувствую некую ауру, только мне известное волнение. Потом приходит строка. Первая строка. Иногда приходит вторая строка. И я знаю, что эта строка — именно вторая! Даже последняя строка приходит. И если пришла ко мне строка — стихотворение будет. Если нет возможности написать сразу, записываю ниспосланную мне строку — тогда и стих будет, пусть позже, но обязательно будет. Вот такое таинство... Многие стихи впоследствии не подвергались правке, даже ни одно слово не изменено, хотя стихи перед публикацией проходили редактуру. 

И.К.:
— «Если пришла ко мне строка…» — независимо даже от того, что в этот момент творится на душе, какие переживания перехлёстывают, какое настроение?

Л.К.:
— В тяжёлом настроении, в расстроенных чувствах строка не придёт. Её просто не воспринимаешь. Даже при головной боли не напишешь стихов и не «поймаешь» строку. Есть ощущение некоей ауры, которая предшествует написанию стихотворения. Эта аура придаёт чувство счастья.

И.К.:
— Во благо спасения приходилось когда-нибудь прибегать ко лжи?

Л.К.:
— Приходилось. Я — врач. Иногда правда может убить.

И.К.:
— Для вас важно, что о вас думают другие?

Л.К.:
— Для меня почти не важно, что думают обо мне другие. Если бы я ответила абсолютно категорично, я бы слукавила. Но... В настоящее время для меня имеет значение, что о себе думаю я, а не другие. Но до этого нужно было пройти немалый путь, пережить большую внутреннюю борьбу.

И.К.:
— Как ваши близкие, друзья относятся к тому, что вы пишите стихи?

Л.К.:
— Как относятся друзья? опрос очень сложный. Мой муж, а он — мой самый верный друг, во всём мне помогал с самого начала. Помогал с публикациями, поддерживал. С друзьями потруднее будет. Многие не смогли смириться с этим фактом. Какие ещё стихи? Столько лет меня знают, а тут вдруг стихи... На бывшей работе встретилась с массой негатива, в конце концов, пришлось уйти с работы, где шеф требовал явиться к нему в кабинет перед планёркой почитать ему стихи. М-да... может быть, роль «придворного поэта» была бы хлебной... Но я выбрала полуголодную свободу, уйдя с работы, которой посвятила 28 лет своей жизни, в никуда. Так что, выходит, поэзия меня ещё и на стойкость с принципиальностью проверяет. Я сама себе теперь не позволяю никаких поблажек, стала требовательнее к себе самой. Одни «друзья» видели во мне человека, зарабатывающего большие деньги на стихах... И тут их переубедить было трудно. Что ж... Пусть страдают-мучаются. Другие, наверное, решили, что я ударилась в странности. И тот, и другой факт говорят о том, что очень многие далеки от поэзии, деньги заменят собой духовность. Дай Бог, чтобы культура и духовность в нашем обществе не погибли окончательно. И только небольшая часть моих знакомых и друзей искренне любят мои стихи. Недавно был интересный случай: пришла на приём моя пациентка и, рассказывая о неком факте, привела цитату из моих стихов. Моя ассистент от изумления онемела. Она не знала, что я пишу стихи, а меня ещё и цитируют. Это был счастливый момент.

И.К.:
— В интернет-издании «Школа жизни.ру» я опубликовал некоторые свои мысли по поводу женского счастья... Хотелось бы узнать ваше мнение. Что, по-вашему, есть женское счастье и как его нам, мужчинам, сотворить?

Л.К.:
— Почитала ваши мысли о женском счастье... Написано умно, трогательно, как в том салатике: и простоватая свёкла, и изысканный изюм. В жизни, думаю, понятие «женское счастье» сложно и не однозначно, так как каждая женщина вкладывает в это понятие свой смысл: одной нужны бриллианты из рук мужчины, другая на эти бриллианты заработает сама, а в мужчине она ищет любимого и друга…

И.К.:
— Да-да, о том я и подчеркнул, что женское счастье, да и счастье в целом — понятие субъективное, у каждого оно своё: столько людей — столько же мнений, потому навряд ли можно сформулировать его определённые критерии…

Л.К.:
— Я в жизни зарабатывала сама и на хлеб, и на эти пресловутые бриллианты, которые, кстати, счастья сами по себе не приносят, но ценила всегда семью и доверительные отношения. А светлые мысли, усиленные взаимопониманием, творят чудеса, поверьте мне! Никогда не умела жить для себя, и по сей день не жалею об этом. Здоровье и благополучие супруга и детей — вот критерий моего женского счастья. А ещё — многогранная творческая жизнь, как в основной профессии, так и в поэзии.

И.К.:
— Какую пору года любите больше и почему?

Л.К.:
— Больше всего люблю осень. Она красива и грустна. А за осенью следует зима, когда можно спрятаться в уютном и тёплом доме. Я по Зодиаку — Рак, вот и люблю замкнутость, «раковинку». Так что, любимая осень ещё и создаёт предвкушение грядущей зимы.

И.К.:
— Есть какие-нибудь стихи, посвящённые этой поре?

Л.К.:
— Да. Я вот сейчас подумала о том, что больше всего пейзажной лирики у меня посвящено осени. Например, вот… «Обманутая осень»:

С почти не пожелтевших крон
Поднявшийся внезапно ветер
Сорвал листву под тихий стон
Стволов, чей облик стал заметен.

Сухой, ещё зелёный лист,
Гонимый своевольной бурей,
Метаясь, слышал страшный свист
Сердитых ураганных фурий.

Вот так, осталась не у дел
Царица-осень золотая...
Пейзаж заметно поредел
И лёд на лужицах не тает.

Вот так, осыпалась листвой
Моя обманутая осень...
Хватило б золота с лихвой,
Да сброшено всё бурей оземь.

И.К.:
— Чего ещё хочется добиться в жизни, что-то написать?

Л.К.:
— Сотворить хочется ещё многое. Меня всегда недолго устраивали достигнутые результаты, я всегда стремилась к новым целям, что делало мою жизнь неспокойной, но интересной. Вот и сейчас я на пороге новых свершений. Почему в этом уверена? Да потому, что меня не устраивает нынешнее положение дел. Значит, новые свершения не за горами. Сколько той жизни, чтобы сидеть да киснуть!

Зовут в осторожность разумные братцы,
Но жизни так мало, чтоб жить и бояться!

Предательства любят гримасы мне корчить,
Но жизни так мало, чтоб горе пророчить!

Не гнулась в поклоне, с ладоней не ела,
А если терзали — не плакала, пела.

И где мои братцы сейчас обитают?
Количество жизни, наверно, считают...

Это строчки из моего стиха «Жизни так мало»…
Что ещё хочу написать? Роман хочу написать. И напишу, потому как знаю, о чём напишу. Но это цель долговременная и масштабная.

И.К.:
— Чего хочется пожелать друзьям и коллегам по творческой стезе?

Л.К.:
— Пожелать хочу, прежде всего, здоровья, оптимизма, светлых мыслей и чётких целей. А ещё — уметь критически относиться к себе и к своим творениям. Ещё А.С. Пушкин говорил о том, что лучший судья поэта — сам поэт. И никогда не уставайте учиться, это так интересно!

И.К.:
— Спасибо, Людмила, за интересную беседу. Всего вам самого доброго и новых творческих удач! До новых встреч!


Гостя интервьюировал Игорь КРАСНОВ.

октябрь 2012 г.

Категория: Кофе со сливками | Добавил: ИК@Р (16.02.2013) | Автор: И. Краснов
Просмотров: 689 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]