Интервью с Олегом Бескровным - Кофе со сливками - Проекты - Книжная полка - Краснов World, литература + общение
Суббота, 25.03.2017, 01:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Что не нравится на портале?
Всего ответов: 3
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования
SEO services - site-submit.com.ua

Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, 
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог 
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
SafeWeber.ru

Книжная полка

Главная » Статьи » Проекты » Кофе со сливками

Интервью с Олегом Бескровным


Олег БЕСКРОВНЫЙ:
«Конечно, я не сразу приобщился к поэзии...»


Сегодня у меня в гостях Олег Бескровный… Можно сказать, «ходячая» энциклопедия. Человек не простой и, порой, опасной судьбы. За его плечами Академия и четыре ВУЗа — тут с одним-то не знаешь, как справиться!
А всё начиналось с Новочеркасского и Свердловского суворовских училищ, затем была Артиллерийская Радиотехническая Академия войск ПВО в Харькове. И служба в Вооружённых Силах… Не один десяток лет. Трудно поверить. Но факт остаётся фактом. Ещё каким!
Где только не довелось побывать ему. Не только во многих бывших республиках СССР, но и в «горячих» точках, и в странах Ближнего Востока, в Африке и Западном Берлине… — всего так сразу и не перечислишь. Вспоминать об этом всегда непросто, а кое-что до сих пор остаётся за кадром...
Но это ещё не всё. Поэт, чьи стихи неоднократно печатались в альманахах «Золотая строфа» и «Новые песни России», в журнале Украинской Ассоциации писателей «Ренессанс». Автор поэтического сборника «Зазеркалье» (1999 г.). Призёр международных конкурсов «Зов Нимфея», МСП «Новый Современник»… Соавтор создания более 50 песен.
 
— Олег, вы в целом довольны, как сложилась ваша жизнь?
 
— Доволен… или нет, в целом. Наверное, не до конца. Достаточно много идей и замыслов пока не реализовано. А время, оно бежит неумолимо. И в одном направлении.
 
— Раз стали военным человеком, офицером, наверное, пошли по стопам отца? Или всё же нет?! Кем был ваш отец?
 
— Согласно Ведическому учению, родителей мы выбираем себе сами — для того, чтобы наиболее успешно реализовать программу собственного эволюционного роста и самосовершенствования. Получается, что своих мать и отца (офицера-фронтовика) я выбрал себе сам для того, чтобы в одиннадцать лет поступить в Суворовское училище, а затем на долгие тридцать пять лет надеть погоны… Может, и так.
А вообще-то в моём роду служивые (военные) «проглядываются» с конца XV века. Если интересно, то могу назвать в их числе по линии матери своего пращура — удельного князя Василия Малиновского, который за заслуги перед Отечеством был рукоположен в Епископы Коломенские первым духовным лицом того времени в Московской Руси Епископом Геронтием. Последним военным из этого рода был мой дед (отец матери) — офицер царской армии, прошедший всю Первую мировую войну и Гражданскую, а затем строивший оросительные каналы на Северном Кавказе… Его я не видел ни разу, с 1939 года информации о нём нет.
Отец же мой — Бескровный Александр Иванович — был родом из Юзовки (Сталино, ныне Донецка), в 1933 году поступил в Киевское Артиллерийское училище и через два года окончил его. В 1936 году он уже в Рогани, что под Харьковым, оканчивает там лётное училище. Депутат Харьковского Городского Совета. Затем уже в авиации летает на СБ (скоростных бомбардировщиках) штурманом, был параллельно инструктором-парашютистом в разведывательно-диверсионной школе. Однако, в 1938 году, во времена «ежёвщины», «тройкой» был вынесен и приведён в исполнение приговор в отношении его отца (моего деда, в то время занимавшего должность заместителя начальника литейного цеха металлургического завода). Ложное обвинение (реабилитирован посмертно в 1958 году), а у отца на долгие двадцать лет клеймо — сын врага народа. Как следствие — из авиации назад в артиллерию. Ещё повезло, а могли бы поставить и к стенке. Тогда был самый пик репрессий против военного руководства РККА.
Войну он встретил уже в должности командира 1-го дивизиона 434-го артполка (в то время это заместитель командира полка) 156-й стрелковой дивизии 51-й армии. Отступал из-под Одессы до Перекопа. Во всех самых тяжёлых боях при штурме немцами Турецкого Вала на Перекопе (немцам, в основном, противостояла 156-ая СД 51-й Армии) принимал самое непосредственное участие, да ещё на НП (наблюдательном пункте) — это впереди от линии войск на два-три километра. Последние дни сентября в течение двух недель — с 12 по 26 сентября 1941 года — у немцев полное превосходстве в силах на суше и в воздухе. В истории Великой Отечественной войны по этому поводу сказано:
«Оценивая боевые действия советских войск на Перекопе в сентябре 1941 г., дважды Герой Советского Союза генерал армии П.И. Батов писал: «Заслуга наших частей, воевавших на Перекопских позициях 24-28 сентября, в том, что в самых неблагоприятных условиях они навязали 11-й армии немцев жестокий истребительный бой, заставили фашистское командование втянуть в этот бой три новые дивизии помимо двух, начавших вторжение в Крым, нанесли им столь существенные потери, что Манштейн побоялся идти на Ишунь 29-30 сентября и в первых числах октября»…
У меня дома в архиве есть копия Служебного боевого отзыва, написанным командиром полка Бабушкиным, в котором указывается, что под командованием моего отца 1-м дивизионом полка и приданной ему батареей тяжёлых морских орудий за это время были уничтожены немецкие: 1 зенитная батарея, несколько миномётных батарей, подбито 3 тяжёлых танка, уничтожено до полка немецких фашистов, в связи с чем отец был представлен через штаб 51-й Армии к ордену Красного Знамени. Дальше — получил тяжёлое ранение, госпиталя и так далее.
Службу в армии он закончил в той же должности — заместитель командира артполка… это через двадцать лет. И это несмотря на то, что его лично Г.К. Жуков ставил в пример другим офицерам Одесского Военного округа на совещаниях Военного Совета (в середине 50-х Г.К. Жуков был снят с поста Министра Обороны СССР Хрущёвым и назначен на должность Командующего войсками округа в Одессу).
 
— Это точно, что вы родились в военном госпитале?
 
— Да. В самом центре Одессы на улице Пироговской в военном госпитале... Напротив — Дом офицеров, справа — штаб округа. Всё потому, что в послевоенном разрушенном городе не хватало родильных домов.
 
— Понятно, уже тот факт, что Дом офицеров — напротив, в штаб округа — справа, говорил о том, что вам предназначено быть военным...
Ваше творчество как-то переплетается с городом-легендой и городом юмора?
 
— В одном из моих стихов здесь, на Парнасе, на эту тему написано: «Но только стоянка «Одесса» не встретилась мне до сих пор»…
Сейчас я проживаю в Киеве, ну а в Одессе бываю, когда позволяют обстоятельства. Раньше приезжал туда, практически, ежегодно, сейчас - реже. В этом городе у меня живёт сестра, есть, конечно, друзья, родители похоронены... Последний раз был четыре года назад — как раз в период короткой войны Грузии с Южной Осетией. Однако, сказать, что это место рождения как-то связано с творчеством, наверное, будет накрутка... Хотя, кто его знает.
 
— А как относитесь к юмору?
 
— Наверное, немножко разочарую вас, Игорь. Сам анекдоты и байки не рассказываю, не запоминаются они у меня, другие вибрации. Однако… принимаю, осознаю, улыбаюсь, иногда смеюсь. Воспринимаю и чёрный юмор, но не связанный с пошлятиной. Её, к сожалению, на эстраде сегодня черезчур много. Поэтому телевизор смотрю редко, в основном ТВ-канал «Охота и рыбалка».
 
— Но с вами случались какие-нибудь забавные истории?
 
— Не без того, конечно. Вот, к примеру, случай, связанный с публикацией в Москве моего первого и пока единственного сборника стихов с названием «Зазеркалье» (замечу, что к публикации готовы ещё два — ищу спонсоров… шутка).
Это было в начале 1999 года. В то время я в одной Транснациональной ФПГ занимал должность Заместителя Генерального директора — Генерального Директора Представительства ТФПГ в Москве. Моим рабочим местом был кабинет в банке соучредителя этой финансово-промышленной группы. В кабинете, кроме моего, было рабочее место помощника Председателя Правления банка…
Думаю, стоит немного рассказать об этом человеке. Родом он был из Украины. Полковник, в прошлом начальник школы спецназа. В молодости принимал участие в деятельности ВИА «Червона Рута», даже играл в ансамбле на кларнете и писал стихи, и очень даже приличные. Кроме того, являлся доктором физмата и преподавал в Высшем техническом училище Баумана.
Так вот однажды был сбор друзей его и моих, который проходил на Кировском проспекте в Москве… Естественно, с употреблением крепких напитков. Публика была солидной — семь-восемь человек, почти все генералы. И зашёл разговор о литературе… и, в частности, о поэзии. Он тогда задал мне вопрос: мол, не я ли написал у него в тетради, в которой он писал стихи, свои ремарки в стихотворной форме? Пришлось сознаться. Но он не поверил, что я пишу стихи. Был спор, — аж на две бутылки «Хэнеси»! — который я и выиграл. В результате была дана команда напечатать эти мои стихи — сборник «Зазеркалье».
 
— Когда и с чего началось ваше творчество?
 
— Конечно, я не сразу приобщился к поэзии. Первая моя попытка была осуществлена ещё в далёком 1964 году, когда ещё учился в «кадетке». Хорошо помню тот момент. На самоподготовке надо было написать что-нибудь в стихах на произвольную тему, я возьми, да и сочини — всем понравилось…
 
— А что именно тогда написали, какое стихотворение?
 
— А вот этого не помню… ни названия, ни сути. Не сохранил.
Вообще, свои опусы (в том числе и школьные сочинения) я всегда писал только на произвольные темы, на классиков почему-то не тянуло (имею в виду подражания).
Вторая попытка связана с учёбой в Академии (в 60-х годах). В то время начинал набирать обороты КВН, и я решил тоже попробовать — написал (для себя) несколько юмористических стихотворений. Но затем наступила пауза почти на долгие двадцать лет…
 
— Не удивлюсь, ведь основное время забирала военная служба: постоянные командировки, переезды… — у офицера долг на первом месте. А поэзия, как известно, не терпит повседневной суеты, тут нужна совсем иная обстановка, иной настрой, душевное расположение…

 
— Вы правы, Игорь. Иногда на командировки уходило по 250 дней в год. Но однажды (было это в середине 80-х годов) после госпиталя, где лежал с серьёзной травмой, меня снова потянуло писать, и я почему-то почувствовал, что это может получиться. Тогда я служил в Тбилиси. Время для поэзии выбирал ночное, темы возникали из ниоткуда, и всё написанное (бывало, что до 30 листов за ночь) отправлялось в «стол»… В те годы я очень много читал и старался заниматься самообразованием.
Что касается песен. Первую я сочинил на слова Сергея Есенина ещё в начале 70-х. Потом были и другие, которые пел под гитару и записывал на магнитофон. Друзья говорили, что получалось неплохо. Прошло время, эти плёнки давно испортились, а сам я перестал петь. Правда, иногда сажусь за синтезатор, который до сих пор так и не освоил до конца. Первая же песня в соавторстве с Геннадием Володько была написана в декабре 2004 года и называлась «Гимн МУСУВ» (Международный Украинский Союз участников войны — правопреемник Советского Комитета ветеранов войны и военной службы). Текст песни сначала был утверждён на его Президиуме, а через неделю уже готовый гимн прозвучал в исполнении заслуженной артистки Украины Анжелики Андриевской на очередном съезде этой организации.
 
— С Геннадием вы записали достаточно много песен. Он не только композитор, а ещё и исполнитель. На вашей авторской страничке на «Парнасе» прослушал несколько ваших совместных песен (кстати, администрации сайта надо отдать должное за столь прекрасную возможность!). Скажу честно, не ожидал. Приятный голос, профессиональное исполнение… Мне понравилось.
Как относитесь к критике своих стихов и текстов? С кем довелось работать?

 
— Геннадий — исполнитель-любитель, концертной деятельностью не занимается, уроки композиции брал у известных в Киеве музыкантов и учителей. Песни и их исполнение — это скорее увлечение, хобби, ставшие профессиональными на всю жизнь. А работает он на двух работах, которые к искусству никакого отношения не имеют.
 
— Поразительно…
 
— Отношение к критике. Принимая участие во многих лит. конкурсах на других порталах, где членами жюри являются в своём большинстве профессионалы, и читая их результаты-разборы произведений конкурсантов, в том числе и в отношении себя-любимого, в большинстве случаев я соглашаюсь с той конструктивной критикой, которая там бывает. Во-первых, и это главное — есть чему поучиться (сам член жюри), а во-вторых, эта критика бесплатная. Вы же знаете, что сегодня за всё надо платить, в том числе и за литературные и лингвистические профессиональные разборки произведений.
Когда возникают случаи (иногда) некомпетентности… или предвзятости, стараюсь довести свою точку зрения гласно, то есть на форумах и на обсуждениях результатов прошедшего конкурса. Такая практика заведена на портале «Что Хочет Автор» МСП «Новый Современник» и некоторых других.
Бывает, в ряде случаев, и так называемая «подковёрная» критика со стороны читателей, авторов-конкурентов (по крайней мере, они себя так считают) и некоторых недоброжелателей (случается). К такой категории стараюсь относиться, как к неизбежности, и серьёзно её не воспринимаю. В «драки» не ввязываюсь.
С кем довелось работать? Всегда с особой благодарностью вспоминаю Главного редактора грузинского журнала «Критика» Реваза Мишвеладзе (тогда известного писателя Грузии — писал замечательные новеллы, в том числе и на русском языке) и его заместителя поэта Григола Джулухидзе. Всё началось, когда только-только серьёзно взялся за поэтическое творчество. К ним я и обратился с просьбой посмотреть мои работы. Через два месяца меня пригласили на «разбор полётов», где присутствовали три академика и вышеупомянутый Реваз Мишвеладзе. Он, кроме вышесказанного, был ещё доктором филологии и деканом кафедры современного грузинского языка в Тбилисском университете (ныне, если я не ошибаюсь, возглавляет СП Грузии). На этой встрече они «разнесли» моё творчество в пух и прах, указав заодно и на недостаточное знание правил грамматики русского языка (в основном, синтаксиса), а в конце торжественно заявили… что всё, им предоставленное, можно печатать.
 
— Ваши литературные предпочтения? В одном из интервью, Олег, вы сказали, что любите всё, что наполнено гармонией. Речь шла о литературе любых направлений и стилей, музыке, живописи, скульптуре, фотографии, в которых присутствуют мелодия, интрига, трезвые мысли, красота…
 
— Люблю жизнь и все, что есть в ней красивое, гармоничное. Да, я это говорил.
Предпочтения… Если вы про любимых писателей и поэтов, то их много. Перечислять всех — будет скучно. Причислять себя к поэтам — никогда не пытался. Сказать, что чьё-то творчество на меня влияло в плане становления как личности, — это будет правильней. Читал я действительно много, а социальное положение позволяло приобретать те книги, которые хотелось бы читать, причём всех жанров. В результате, к началу 90-х годов, в моей библиотеке было, наверное, около 2,5-3 тысяч книг. При последнем переезде они заняли более двух кубометров. Вес ящиков кубовых (это же надо было додуматься!) составлял до трёхсот и более килограммов. Вы спрашивали, дружу ли я с юмором… Кроме этого, я не забывал про библиотеки. В период службы в Тбилиси, например, таких библиотек было две. И в одной из них я был допущен к очень закрытым фондам.
 
— Давайте отвлечёмся немного от творчества и поговорим о загадках истории литературы! Благо вы обмолвились, что были допущены к очень закрытым фондам… Хорошо?
Года три-четыре назад по телеканалам прошёл сериал «Есенин», как показалось, уничтоживший стереотип самоубийства великого русского народного поэта и открывший нам совершенно нового Сергея Есенина, жизнь которого была яркой вспышкой на фоне страшных перемен в России начала XX века. Стремительный и захватывающий, искренний и тонкий фильм возвращает нас к Есенину, «стихи стали крыльями русской души, улетающей прочь от греха, а его смерть — кровавой раной всему русскому народу».
Общее впечатление неоднозначное. Вопросов не только стало меньше, а наоборот… Их стало намного больше. И честно говоря, неприятное ощущение. Одни лишь версии, версии: самоубийство, убийство — толком ничего неизвестно, голова пухнет от мыслей. Правда-то где? Почему её скрывали от народа?
Лично я больше склоняюсь к версии убийства. Почему? Во-первых, на это явно указывают архивные документы старшего следователя Эдуарда Хлыстова, которым, безусловно, можно доверять, это подтверждают и другие архивные источники. Во-вторых, из головы никак не выходят слова актёра Сергея Безрукова, сыгравшего роль поэта:
«Есенин был светлым человеком, повторяю, светлым. И не забывайте, что ему было всего тридцать лет, когда он погиб, — сколько он создал! Что же касается есенинских скандалов… — это не что иное, как яркая форма протеста против режима большевиков, насаждавших «социализм, умерщвляющий личность», уничтожающий русскую культуру. Я вижу его человеком огромного диапазона: от гениального хулигана-озорника, Моцарта своей эпохи, — до русского Гамлета, первого советского диссидента»…
То есть в то время открыто протестовать против большевистского режима, который по всей стране насаждал «социализм, умерщвляющий личность», притом быть «первым советским диссидентом» — уже этого с лихвой было предостаточно для того, чтобы вынести поэту смертный приговор...
 
— Закрытые фонды представляли собой книги, изданные до революции: Словари, Дворянские книги, Альбомы о царской семье, книги по истории Закавказья и тому прочее.
Теперь о С. Есенине. Мне приходилось читать разные точки зрения его убийства. В том, что это было убийство, у меня сомнений нет, да и не было. Вопрос, как всегда, состоит в том — повод, причина для убийства, кому это было выгодно, кто заказчик (исполнителями могли быть кто угодно — и это не принципиально). В качестве заказчиков чаще всего называют представителей «Питерской чиновничьей элиты», которая, зная о связях Есенина с С.М. Кировым и о назначении последнего в Питер, его (Есенина-скандалиста) на всякий случай ликвидировала. Это не серьёзно. Не была озвучена лишь одна версия, которая, на мой взгляд, объясняет эти причины лучше…
 
— А что за версия?
 
— Она была выдвинута на одном из сайтов славяно-арийского ведического направления. С этой причиной связывают убийства и художника Константина Васильева, и исполнителя песен патриотического плана поэта и композитора Игоря Талькова, и так далее. Список этот довольно большой…
 
— Я понял, Олег. А потому вопрос о самоубийстве или убийстве Сергея Есенина остаётся открытым до сих пор, и от него так просто не отмахнуться. Одно пока ясно — множество песен на стихи Сергея Есенина стали поистине народными и намного лет вперёд. В них нет равнодушия, а есть живое чувство. Человек, живущий полнотой бытия, не устаёт верить, надеяться и любить…
Другая загадка. Кто на самом деле написал роман «Тихий Дон»? Как кажется, тут один вопрос вызывает сомнение и споры. Зная, какое тогда было в России время (гражданская война, нищета и голод), в голове никак не укладывается, как это в 22 года, без какого-то приличного (высшего) образования можно написать полноценный двухтомный роман-эпопею, где бы с поразительной глубиной и смелой правдой была выражена настоящая трагедия самого крупного исторического события целого века…
 
— Михаил Александрович Шолохов — один из наиболее уважаемых мною писателей. Так получилось, что с 1958-го по 1963-й годы я учился в Новочеркасском Суворовском военном училище. Что такое Дон — казачество знаю не понаслышке. Наш летний лагерь находился на берегу Дона примерно в тридцати километрах от Новочеркасска возле хутора Калинин. А Новочеркасск — это столица Донского казачества с известным музеем, где хранится золочённая карета Императрицы Екатерины Второй, памятником Ермаку, известным на Дону самым большим Собором. Рядом со всеми этими достопримечательностями располагались корпуса нашего СВУ — до революции Новочеркасского Казачьего Кадетского Корпуса. Поэтому мы себя называли и до сих пор зовёмся кадетами (как, впрочем, и по всему бывшему Союзу — в то время было 17 СВУ и 2 Нахимовских училища). Форма одежды у тех кадетов и у нас была абсолютно одинаковой. Различие было в пряжке на ремне и пуговицах с символикой пятиконечной звезды и красными звёздочками на фуражках. Так вот, сразу после известных событий 1-2 июня 1962 года в Новочеркасске…
 
— Вы о расстреле демонстрации рабочих?
 
— Да. Тогда я вместе с ребятами моей роты сдавали экзамены за восьмой класс, и мы оказались свидетелями тех действий властей. Из Москвы прилетели, по-моему, четыре члена Политбюро, ещё — Первый Секретарь ЦК ВЛКСМ Павлов, и все они находились, в основном, у нас, в стенах нашего училища…
 
— Читал про то много. Жутко. Стрелять в мирное время по людям… — как такое вообще могло произойти? И ведь до сих пор нет точных цифр жертв тех трагических событий. Можно только предположить. По официальным данным — 24-26 убитых, около девяносто раненных, осуждено 114 человек. В голове просто не укладывается. Такое невозможно хоть как-то понять, простить…
 
— А вот случилось. Конечно, всё из-за сложившейся тяжёлой экономической ситуации. Причиной явились крупные промахи в планировании экономики (отмена более 20 (!) общесоюзных государственных программ развития, принятых при И.В. Сталине). Никому не нужное освоение целины. Огромные затраты на оборонную и космическую промышленность, вызванные гонкой вооружений, оставляли всё меньше средств на решение внутренних проблем страны. И правительству впервые пришлось закупать зерно за границей. В результате стратегических недочётов и начались перебои со снабжением, повышение розничных цен на мясо, мясные продукты, масло — в среднем на 25-30 процентов…
 
— Ещё ведь почти на треть увеличилась и норма выработки для рабочих, что привело к тому, что заработная плата (и, соответственно, покупательная способность) существенно снизилась. А в газетах это событие преподнесли таким образом — чуть ли не как «просьбу всех трудящихся», которые всё понимают и одобряют!
 
— Вот это «одобрямс» мы и наблюдали наяву и через окна — комендантский час, больше трёх не собираться, патрулирование города танками, БТРами и грузовиками с солдатами, напротив училища комендатура, куда свозили всех задержанных (иногда и не живых), стрельба после наступления комендантского часа и так далее. Непосредственно момент, когда людей расстреливали возле горсовета, слышали очень хорошо, так как этот горсовет находился от училища всего в метрах 300-х.
После всего того, что произошло, и завершения сдачи экзаменов наша рота в полном составе отбыла в лагерь. Там нашими командирами и офицерами-воспитателями были проработаны и организованы три туристических маршрута по Дону и Кубани. Нашему взводу выпало путешествие на велосипедах вниз по Дону до Веселовского водохранилища, что на Маныче — это уже Кубань. А первому взводу (им просто повезло!) — путешествие вверх по Дону через Цимлянское водохранилище и до станицы Вёшинской в гости к Шолохову. Ребята застали Михаила Александровича дома, потом красочно рассказывали о встрече с ним, и даже все получили в подарок по шариковой ручке — в то время в Союзе они ещё не производились и не продавались…
Но это всё отступление от вашего, Игорь, вопроса об авторстве в создании «Тихого Дона».
Сам я исследований, естественно, не проводил. Но читал многое, что публиковалось, особенно в период горбачёвской «перестройки», где «коротичами» (кстати, очень хороший украиномовный поэт, стихи у него классные) через «Огонёк» и другие СМИ, по указанию Секретаря ЦК КПСС по идеологии А.Н. Яковлева, были организованы широкомасштабные акции по дискредитации известных политических и литературных деятелей Советского Союза. «Попало» и Шолохову. Хотя первые акции против него начались ещё в тридцатых годах. Всё затихло лишь в 2005 году после того, как Литфонд заполучил черновики этого романа (всего было написано четыре тома) и была проведена полная экспертиза. Но лучше всего это всё написано в очень большом исследовании Феликса Кузнецова «Судьба и правда великого романа»... Там добавлять что-либо уже нечего.
 
— И всё же, Олег, как думаете, можно в 22 года запросто написать роман, главное историческое своеобразие и сила которого «в неразрывности, слитности, как это и было в действительной жизни, трагедийного и героического начал, выраженных через драматическую судьбу русского крестьянства, а ещё точнее — самого трагичного его слоя — казачества»?
 
— «Тихий Дон» Шолохов начал писать действительно в 22 года. Первый том был опубликован через год (в 23!), второй — ещё через год, в 24. Последний, 4-й том, был опубликован в 1940 году. То есть весь роман писался и публиковался в течение 14 лет. За что и получил позже Нобелевскую премию.
Провожу аналогию с Пушкиным Александром Сергеевичем и написанием им романа в стихах (а это труднее) «Евгений Онегин». Писался и публиковался по мере написания в течение 7 лет, с 23 до 30 лет.
Как видите, Игорь, всё МОЖНО! — если есть талант и способности.
Я смотрю на этот процесс несколько по-иному. Человек, сам по себе, ничего придумать не может (так говорят люди знания), он в состоянии лишь принимать, фиксировать и перерабатывать ту информацию, которая содержится в энергоинформационных полях (Земли, солнечной системы и так далее), поступающую от сущностей других Миров с помощью своего биокомпьютера — головного мозга. Люди, достигшие в своём эволюционном развитии (то есть правильно прошедшие многочисленные ступеньки реинкарнации) более высокого уровня, имеют другие фильтры для приёма такой информации, чем у основной массы населения, другие вибрации, и, как следствие, другие возможности и потенциал. Поэтому одни (в нашем понимании) — таланты и гении, другие — графоманы. Но всё относительно... Дело именно в фильтрах и ступеньках роста. Молодые души, как правило, более агрессивны, отсюда и нападки на более талантливых людей.
Вся беда нашего нынешнего — да и недавно прошлого! — образования состоит в том, что говоря о духовности, главную составляющую этого понятия — ДУХОВ! — наша так называемая НАУКА отметает в сторону, они не видят их (духов), поэтому их нет. В то же время Знающие, в том числе и ряд учёных, признают, что если Земли заселены разумными существами (любого вида), то это означает, что сама Земля в своей структуре имеет живой кристалл (то есть она живая), который создаёт духов, а затем и формы (тела) для них.
 
— А как относитесь к самому творчеству Есенина и Шолохова?
 
— С поэзией С. Есенина я познакомился довольно рано. Когда он по сути был ещё запрещён — в начале 50-х. Моя мать по образованию была преподавателем русского языка и литературы, и кое-что из книг ещё довоенного издания у неё сохранилось. Среди этих книг был и томик Есенина. Так же как и две книги Гомера «Одиссея» и «Илиада» в переводе Н. Гнедича 19-го века (достались от бабушки, которая до революции умудрилась окончить Институт Благородных девиц). Она мне после ссылки (жила два года у нас) рассказывала такие сказки, которых ни сейчас, ни раньше не слышал и не читал
Но мы о Есенине — зачитывался и перечитывал много раз. Особенно нравились его песенные стихи, на которые позже Г. Понаморенко, Вертинским и другими были написаны песни: «Отговорила роща золотая», «Клён ты мой мой опавший», "Письмо матери" (Ты жива ещё моя старушка...), "Не жалею, не зову, не плачу", "Я по первому снегу бреду" и так далее. Их больше сотни. Сам же тоже по молодости (где-то лет в 25) пел и сотворил несколько песен на его стихи, в том числе в одной песне использовал несколько строф из «Черного человека». Несколько песен на мои стихи, которые сделал Геннадий Володько, я бы отнёс к стилизации под Есенина. Это — «Порочный круг» и «Сыплет дождиком».
Что касается М.А. Шолохова. «Тихий Дон» я прочитал раз пять. Был большой интерес, поскольку в кадетке учился в Новочеркасске, а фильм с таким же названием, выпущенный в прокат в 50-х, начале 60-х годов снимался не без участия наших ребят из суворовского училища (массовые съёмки казаков — молодёжи), да и самого здания Училища. В этом романе мне нравилось почти всё. Искренность, реалии тех времен, быт казачества, мировоззрение, противостояние разных сил, описание войны и так далее. А в той реальности общаться приходилось в том числе и с реальными казаками. «Поднятая целина», как обязательная часть программы изучения литературы, вниманием также не была обделена. Но воспринималась уже не так. Жестокость власти в мирное время воспринимать не хотелось.

— И традиционно, Олег. Вопросы от коллег и друзей по творческой стезе… Вот, к примеру, — от Надежды Шаметовой. Она была в Одессе ещё в советские времена… «Очень красивый город», — вспоминает она. А сейчас кто ездит в Одессу с экскурсией? Говорят, что город стал неухоженный, очень изменился. То же самое говорят и о Севастополе. Это так?
 
— Последний раз в Одессе я был года четыре назад, а в Севастополе — три года назад. Особых изменений в плане чистоты этих городов лично я не увидел ни там, ни там. Севастополь знаю неплохо, так как одно время в нём проживали родители, и я туда приезжал в отпуск. Есть районы — лицо города — где всё ухожено. Конечно, есть и другие, где коммунальные службы не всегда справляются со своими задачами. А в целом… мне нравится бывать в этих городах.
 
— Слава Север озвучил такой вот вопрос. Скажите, Олег, жизнь между советской Одессой и украинской Одессой — две большие разницы?
 
— Вы знаете, Одесса самодостаточна, она живёт своей жизнью, а режимы — своей…
 
— Вопросы Лики Степановой вам, как одесситу. Одесса — город-герой. Как там чтут по-прежнему памятники героям Великой Отечественной войны? Как поживают русские в городе, который теперь принадлежит к Незалежной Украине? Как с русским языком обстоят дела?
 
— Когда я приезжаю в Одессу, бываю в парке Шевченко, где «Вечный огонь», памятник погибшим в той войне, мраморные плиты Героям Советского Союза, то нахожу, что всё осталось на своём месте. Люди (жители) поминают погибших, чтут их память, празднуют День Победы, и спокойно говорят каждый на своём языке, в основном на русском. Правда, у коренных жителей этого города проскальзывает и еврейский акцент, что только подчёркивает, как было и раньше, его особенность. Тут надо понять одно, что Незалежность (в том числе и от русского языка)— это мечта политиков, но не всех. А практика 30-х годов показала, что насильственная украинизация пользы не приносит, наоборот — её отрицание. И, если вы заметили, буквально на днях Президент Украины В.Ф. Янукович подписал принятый Верховным Советом (Радой) новый закон о языках, который усиливает роль русского языка в регионах.
 
— У Татьяны Зайцевой один вопрос. Как море?
 
— Море пока на месте. Может быть чистым (редко), бывает и грязным. Всё в наших руках — то, что мы туда выбрасываем. Но тёплое. Разговаривал с сестрой, она слышала по радио, что температура воды +26.
 
— Елене Калигановой хочется, чтобы вы спели местные куплеты, раз Одесса славится своим юмором…
 
— А зачем петь чужие песни, если есть свои! На моей страничке они есть — тексты, а мелодии — народные, то есть приблатнённые. Приглашаю всех, посмотрите!
 
— Наталья Бучель познакомилась с вашим творчеством, можно сказать, недавно. Многое ей показалось близким и понятным. Однако, по её мнению, как у большинства поэтов, присутствует скрытая растерянность, «сквозит» безнадёгой. Она спрашивает, если бы вам довелось написать стихотворение для внука или правнука, ну или, скажем, для какого-то ищущего, близкого по духу человека из далёкого будущего, о чём бы были ваши строчки?
 
— Растерянности нет никакой. Есть констатация нашей реальности, которая, к сожалению, день ото дня все интересней. Что касается написания стихов для внуков, то я бы ничего не менял, они должны знать, как жили мы, и могли бы сравнивать со своей жизнью. А лозунги и декларации — это уже всё было, в прошлом.
 
— Валерию Лавриненко интересно узнать, что вас вдохновляет…
 
— Я бы сформулировал этот вопрос по-другому. Что побуждает писать стихи? Ответ — неравнодушие.
 
— Вопрос от граffа Оманбаеffа. Ваше отношение к постмодернизму?
 
— Если не впадать в философию этого направления, то двумя словами определюсь следующим образом… — вполне положительно.
В Интернете нашёл такую фразу: «Постмодернизм реабилитирует предшествующую художественную традицию, а вместе с этим и реализм, академизм, классику, активно шельмуемые на протяжении всего ХХ века. Постмодернизм доказывает свою жизненность, помогая воссоединению прошлого культуры с её настоящим»…
Но лучше об этом сказал Ф. Ницше: «Отрицая шовинизм и нигилизм авангарда, разнообразие форм, используемых постмодернизмом, подтверждает его готовность к общению, диалогу, к достижению консенсуса с любой культурой, и отрицает любую тотальность в искусстве, что, несомненно, должно улучшить психологический и творческий климат в обществе и будет способствовать развитию адекватных эпохе форм искусства, благодаря которым «станут видимы и далёкие созвездия будущих культур»…».
 
— А это уже Александр Петруша, он, надо сказать, задаёт интересные вопросы. Читаю… «Вами в соавторстве с замечательными музыкантами написано много прекрасных песен. Вопрос к вам, как к профессионалу: технология написания поэтических текстов для песен чем-то отличается от написания стихотворений для печати, визуального прочтения? Если отличается, то чем, и каков процесс сотворчества с композитором? Кто ведущий-ведомый? Как возникает и воплощается идея песни?»
 
— В написании песен профессионалом себя не считаю, в то же время я сталкивался и поддерживаю отношения с тремя соавторами-композиторами. Больше всего заслуг (по количеству написанных и исполненных песен) принадлежит, конечно, Геннадию Володько. У меня с ним отношения сложились давно и следующим образом. Однажды, после знакомства и создания первой песни «Гимн МУСУВ» (она на страничке есть в исполнении заслуженной артистки Украины Анжелики Андриевской), мы встретились, и я подарил ему свой сборник стихов «Зазеркалье». Спустя два-три месяца, он звонит и сообщает, что на какое-то количество стихов из этого сборника им написаны песни и для прослушивания он их пересылает мне по электронке. Это было приятно и неожиданно, так как этого мы не обговаривали во время той встречи. Так появился первый альбом «Философия войны», посвящённый воинам-афганцам. Песни были демо-версиями, также были достигнуты конкретные договорённости с очень известными исполнителями, но... Денег на создание этого альбома не нашлось, хотя были и обещания властей на уровне мера города. В альбом вошло порядка 15-17 песен. Затем, по такой же схеме, в течение следующих четырёх-пяти лет им было записано ещё более 30 песен.
Изначально это были просто стихи, на некоторые из которых у меня были одновременно и свои мелодии. Но я предпочёл, чтобы песни делал профи. Иногда Геннадий самостоятельно что-то менял в текстах, но эти изменения были очень незначительными ( можно сравнить, что в стихах, с тем, что поётся), я в этот процесс не вмешивался, так как считаю до сих пор, что исполнитель корректирует эти «тексты» под себя, под свой вокал, чтобы песня звучала лучше.
Часто, в развитие ваших вопросов, спрашивают, являются ли поэзией тексты авторских песен? Мне кажется, здесь содержится некий провокационный подтекст. Понятие «поэзия» относится, наверное, к произведениям оригинальным, высокохудожественным, отражающим внутренний мир автора, его отношение к жизни, к людям. Думаю, это касается любого стихотворного произведения, независимо от того, публикуется ли оно в печатном виде или исполняется под музыку. Повторю не свою фразу (она мне понравилась): «Особенность и сложность жанра авторской и любой другой песни состоит как раз в том, что слово и музыка в нём должны составлять единое эмоциональное и художественное целое». Геннадию, на мой взгляд, это удаётся.
Чем отличаются тексты песен от стихов? Общепринятая точка зрения такая, что тексты песен более просты и понятны для восприятия на слух. В какой-то степени, так оно и есть. Было бы сложно воспринимать слова песни с лирическими и философскими отступлениями. Для большинства песен характерно чередование куплетов с припевом, также приветствуются повторы. Это особенности. Но если в песне нет по-настоящему глубокого смысла и стихотворной лирики, то это будет пустышка, однодневка, с чем часто мы сталкиваемся после отмены цензуры. За последнюю не ратую. Но сам автор должен быть в какой-то степени цензором.
Насчёт ведущего-ведомого не скажу ничего. У нас братство и равенство. Никто никому ничего не диктует!
В отношении воплощения идеи песни. Не знаю, как у других авторов, но иногда у меня в черепушке начинает навязчиво звучать мотивчик. Это звучание может продолжаться день, два, три... — пока я не напишу под него стихи. Там даже за ритмику думать не надо, всё идёт на автомате. Идея возникает сама, сама и воплощается.
 
— Соглашусь насчёт песенности ваших стихов, Олег. Прочитал несколько ваших произведений… Они действительно легко ложатся на музыку, и потом просто невозможно ими наслушаться. А всё почему? Потому как поэзия ваша — от души, от сердца, где есть всё — и боль за Русь, и философские раздумья, и осенний блюз... И это всё, конечно, не может не вызвать ответные эмоции читателя.

 
— Спасибо, Игорь, за ваше мнение.
 
— Светлана Тен спрашивает: «Олег! На ваш взгляд, что легче пишется «ТВАРЕНИЕ» или «ТВОРЕНИЕ»? Может, у вас и рецептик имеется? Не поделитесь?»… Что скажете?
 
— Всё зависит от того, Светлана, какому Богу вы поклоняетесь, молитесь, или каких прославляете. Кстати, слово «Православие» означает «СЛАВИТЬ ПРАВЬ» — место, где обитают Боги только наших предков… по крайней мере, моих! От этого зависит и написание слов-образов. В последнее время (лет так десять-двенадцать) мне ближе по духу именно Боги наших предков, то есть славяно-арийские, у которых я не раб, а сын или внук, и к которым я могу обращаться на «ТЫ».
Теперь по сути вопроса. С точки зрения извращённой грамматики написания русских слов, привнесённой на Русь так называемыми «болгарами» Кириллом и Мефодием, сокративших (было 46 образов) и сделавших нашу Буквицу не объёмной, а плоской (по указанию ИХЦ), написание указанного слова будет через «О», с другой точки зрения — через «А» — производное «Тварь», и, как следствие: «ТВАРИТЬ», создавать тварей (живых существ). МЫСЛЕОБРАЗ — это ЖИВОЕ СУЩЕСТВО, но на другом плане...
 
— Спасибо, Олег, за интересную беседу. Пусть у вас всё будет хорошо! И до новых встреч!
 
 
Гостя интервьюировал Игорь КРАСНОВ.

 
 
13 августа 2012 г.


Категория: Кофе со сливками | Добавил: ИК@Р (10.10.2012) | Автор: И. Краснов
Просмотров: 931 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]