Среда, 20.09.2017, 23:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Обратная сторона правды
Поиск на сайте
Наш опрос
Какая литература по душе?
Всего ответов: 10
Наши партнёры

Таможенные Терминалы
Издательский Дом

ФЕНИКС - литературный клуб
Современный Каменск-Уральский

Виртуальный Каменск-Уральский
Информационно-развлекательный портал Каменска-Уральского

495RU.ru
Бесплатно дать объявление в Интернет

Глобальный Каталог Сайтов регистрирует сайты бесплатно!
Создание сайтов

Екатеринбург Он-Лайн

Create a free website

К сведению

Перепечатка и использование
авторских материалов
КРАСНОВ WORLD
возможны только с ведома
администрации сайта
и обязательной ссылке
на этот сайт.
Нарушение авторских прав
преследуется по
закону об авторском праве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Рейтинг@Mail.ru




Яндекс цитирования
SEO services - site-submit.com.ua

Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash, 
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог 
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов
SafeWeber.ru

Книжная полка

Главная » Статьи » Проекты » Кофе со сливками

Интервью с Солом Кейсером


Сол КЕЙСЕР:
«Мы дети Нереала. Давайте разделять литературу Реала и Интернета»


Только-только собирался сказать несколько слов о своём новом госте — Соле Кейсере, чтобы хоть как-то представить аудитории, как он сразу опередил своим предложением:

С.К.:
— Дорогой Игорь, спасибо за предложение.
Давайте договоримся сразу! Все эпитеты, типа «известная личность», ипостаси, биография… — не для меня, не обижайтесь. Просто не люблю играть в игры РЕАЛА — интервью с «великими людьми», к коим никогда себя не причислял. Я — дитя Интернета, автор Интернета, критик Интернета. Не более того. Например, если я сейчас выдумаю себе биографию, то читатель не обязан в неё верить. Как не обязан верить и в подлинную. Мы с вами — дети Нереала. Возможно, что в реале вы — не Игорь, а я — не Сол вовсе, а — Гриша Пивораки или, не дай бог, Усама бен Гурион. Всё это условно. Поэтому давайте отделять РЕАЛ от ВИРТУАЛА!

И.К.:
— Хорошо, Сол, как говорится, решили «взять быка за рога». И вам спасибо, что согласились на это интервью. Лично мне, например, небезразлично то, что сегодня творится с нашей литературой… Ваше мнение о состоянии современной литературы? Почему так всё происходит? И какие могут быть выходы из сложившейся ситуации, есть ли они вообще?

С.К.:
— Не знаю, по адресу ли сей вопрос: ни в малой мере не являюсь теоретиком литературы. Вопрос интересный, важный, спасибо за него! Но… он ВСЕГДА стоял перед литераторами. Перед настоящими любителями литературы. Давайте попробуем с вами разделить литературу РЕАЛА и ИНТЕРНЕТА.
Реал.
В истории литературы и искусства России, Советского Союза, если позволите, всегда были периоды упадка и взлётов. Как правило, они падали на времена бурь, войн, революций. Революция породила многие течения в литературе. Она — мать Маяковского с его «лесенкой», Мейерхольда — с его биомеханикой, Петрова – Водкина, Бабеля — автора, стоящего особняком в ряду лучших из лучших писателей того времени. Войны породили Фурманова и Когана, Симонова и Шолохова… Шестидесятые годы — период краха сталинских идеалов — дали нам Вознесенского, Евтушенко, Рождественского, Галича, Высоцкого, Стругацких, Вайнеров, неистовую Ахмадуллину…
Не думаю, что стоит утомлять вас продолжением этого списка. Что же произошло сейчас, почему наши дни не дали читателям литераторов соизмеримого с прошлым масштаба? На мой взгляд, причина в том, что исчезновение (если считать процесс окончательным!) Советской власти, слава богу, не сопровождалось кровавыми событиями, крушением глубоких идеалов интеллигенции, литераторов, в частности. К власти в России пришли криминальные элементы, слившиеся с правительством, пришли дельцы. Хорошо это или плохо — я не знаю. Да, во главу угла стал рубль, рентабельность издательского дела. Пришла ПРИБЫЛЬ, получаемая от продажи работ тех или иных авторов. При этом для случайных в литературном деле «бузинесманов» талант и личность автора имеют весьма малое значение. Вопрос в другом: сколько я — издатель Пупкин — должен вложить в раскрутку автора Коли Пипкина, и сколько денег я на нём заработаю. А работ его я даже читать не собираюсь!
Хорошо это или плохо? Нет у меня ответа. Всё должно стать на свои места само собою, со временем, и возможно — длительным. Есть ли в РЕАЛЕ хорошие и отличные издаваемые авторы? Конечно же, есть! Пример. Внимание: Алексей Сомов, следите за ним, он появился недавно. Как поэт и писатель и критик. Шумный, скандальный, нервный... Но именно таким должен быть талант, которому предстоит преодолеть тысячи препятствий. И сделать это придётся в окружении сотен завистливых дураков от литературы.
Что с того, что каждая награда, каждый Буккер-шмуккер сопровождается скандалом?! Иначе и быть не может: каждый автор считает себя гением. Наберите в поисковике «Буккер, скандал» или «Золотое Перо Руси скандал» — десятки статей! Но в РЕАЛЕ есть хоть какой-то реостат — регулятор: прибыль. В НЕРЕАЛЕ и этого нет.
Интернет.
Случилось чудо: рухнули гнилая стена и лживая власть, уровнявшая кухарок с писателями мира. Появился Интернет даже в России, он стал материально доступным, и каждый третий почувствовал себя писателем, каждый второй — поэтом. И все эти три четверти населения бывшего СССР — поняли, наконец, что они — гении. В сторону подробности! Хорош ли сам процесс? Да! Очень хорош. Как явление. Как способ «литературить». Да посмотрите для примера на главные страницы литературного сайта «Что хочет автор»: авторам уже мало того, что им дали бесплатную возможность публиковать свои работы, они хотят рекламировать их так же бесплатно на главных форумах. Вот и суют туда безнаказанно любую ерунду, считая её гениальной. И сами для себя придумывают «отмазку». Скажем, внеконкурсные стиши в блицах. Печатаю саморекламу в невероятных количествах, восхищаюсь и потею, лишь увидев своё имя на Форуме! И горжусь тем, что «наваял» за один день несколько десятков рифмо-ванных работ… Рыночная цена которым ноль целых и ноль десятых ко-пейки. Но это — уже совсем другой разговор.
Что же главного сделал Интернет с нами? Он изменил вид современной литературы, сместил акценты. И честь ему за это и хвала!
Есть ли отличные авторы в сети? Безусловно! Есть такие и на нашем сайте, слава Богу!
Вы спрашиваете у меня, Игорь, что нужно делать, какие выходы из сложившегося положения….
Не нужны они, выходы эти. Самое страшное для литературы и литераторов дело — попытка искусственно «организовать рабкрин». Разве можно надеть уздечку на автора? Можно, конечно! Этим, как правило, занимаются самые никчёмные «литераторы», «организаторы литературы». Разве удалась эта попытка коммунистам? социалистам? фашистам? Ни единое полицейское государство в мире не смогло этого сделать, разве что — на исторически небольшой срок. Не удалась эта попытка и на этом сайте. Любые посягательства на свободу слова или личности заканчиваются физическим крахом страны, системы, портала… и тыды.

И.К.:
— Ваши кумиры в литературе? Вопрос не случаен. Перефразируем известную пословицу — зная, что вы предпочитаете читать, о вас можно сказать много чего интересного... (улыбаюсь)

С.К.:
— Времени не хватит, чтобы ответить на этот вопрос, разговор получится долгим... Перед отъездом из страны в 1989 году я раздарил массу книг: не разрешали брать.
Несколько имён на взлёт.
Виктор Кин (Суровикин), Лермонтов, Пушкин, Бабель, Багрицкий, Паустовский, Катаев, Ильф и Петров, Булгаков, «Искусство перевода» Корнея Чуковского, Маршак, Михалков, Маяковский, Мандельштам, Ахматова, Пастернак, Симонов, Стругацкие, Вайнеры, Шукшин, Шолохов, Галич, Жванецкий, Бел Кауфман, Апдайк, Хемингуэй, Солоухин… и сотни других авторов.

И.К.:
— Долгое время вас не было на «Что хочет автор». Если не секрет, конечно, чем вы были заняты в сети, в реале? И почему вернулись? Не значит ли это, что сайт всё же привлекает, притягивает к себе, он для вас родной? Несмотря на то, что у него, возможно, есть и недостатки…

С.К.:
— Я лежал на печи, ждал одного из двух: либо калики перехожие появятся, либо печь сама сдвинется с места. Вы никогда не обращали внимания на то, что герои русских сказок — бездельники, нет? Они ничем не занимаются, ждут, когда царская дочь сама на них упадёт. Они не трудятся ради будущего. Щуку ждут…
Что касается меня, то я был жив, здоров, чего всем желаю. Потому что отношусь, в отличие от многих других тусовщиков Рунета, к категории людей, ОТДЕЛЯЮЩИХ реальную жизнь от игрушек НЕРЕАЛА. И не переношу правил игры РЕАЛА — в нереальную субстанцию.
В РЕАЛЕ — работал, путешествовал, гулял с друзьями. Но я это и по сей день делаю, вне зависимости от того, где толплюсь в сети. В НЕРЕАЛЕ — создал «Вытрезвитель» у Юли Чиж и Эстрайха, аналогичный проект — на Неогранке. Участвовал в конкурсах, проводил их, «подрабатывал» экспертом на сайте «Точка. Зрения». Да разве можно всё упомнить, особенно — нереальную жизнь!
Точно помню, что в 2007 году, уже после ухода с «Что хочет автор», получил серебряную награду в конкурсе Савицкой. После чего, как мне кажется, стал требовательней относиться к каждому своему слову.
Точно знаю, что в этот период мои манеры как критика претерпели значительные изменения, но это уже выходит за рамки вопросов.
Вернулся, потому что захотел этого. Сайт нужно спасать. От воинствующей серости и пиара. Такое мнение.

И.К.:
— Сол, вы писатель, публицист, критик… Что главенствует в вашем творчестве и почему?

С.К.:
— О, это очень хороший вопрос, спасибо! В ответе на него у меня РЕАЛ сливается с НЕРЕАЛОМ.
Смотрите, что получается…
Ни одна собака не вложит денег в издание моих книг: возраст, мне более шестидесяти четырёх лет. Я отдалён от России навсегда, нет возможности налаживать связи, бегать по редакциям, тусоваться в реале, а без всего этого вероятность раскрутки и публикаций близка к нулю.
У меня весьма наполеоновские планы, несколько начатых романов, сценарий. Есть проект романа, связанного с русскими сказками и былинами… Только это всё пустое!
Одно издательство предложило мне контракт (через моего агента) на две тысячи долларов в месяц. Условие одно: писать безостановочно. Для этого требуется немедленно закрыть бизнес, сесть и думать. Писать. РАБОТАТЬ. Однако в своём бизнесе я зарабатываю намного больше. Вдобавок к этому — я свободен, часто путешествую, ни от кого не завишу. Кроме жены, естественно. И в свободные минуты могу писать мелочи всякие, пару рассказов, рецензии.
Веду проекты рецензирования на «Неогранке», на «Графоманах» и на сайте Воланда «Литературная Лечебница». И даже имею время на работу Завотделом критики и публицистики сайта «Точка. Зрения». Это — сайт-библиотека. Такой же, как «Интерлит», «Сетевая словесность», «Новая Литература». Эти сайты не имеют свободной публикации, но они — возможная дорога в реал. Вот и помогаю, другим.
То есть я живу в своё удовольствие, живу свободным человеком.
Так для чего козе баян? (улыбается)

И.К.:
— При чтении какого-либо художественного произведения в вас больше говорит читатель или критик? При критическом анализе, на что больше уделяете внимание — на содержание, общий замысел или сразу на то, как всё написано, проколы, недостатки?

С.К.:
— К сожалению, подавляющее большинство работ, которые мне приходится читать по работе, по словам Лары Галь, — «недо-литература». Исключения редки, разве что — на «Точке. Зрения». Я там пока отказал в публикации только одной тётеньке. Попалось несколько прекрасных работ на «Графоманах», скажем, рассказ Марии Терновой, во вторник прочитал на «Что хочет автор», затаив дыхание, стоящую вне повседневности работу Сергея Бублия. Но это — исключения из правил. Поэтому читатель во мне говорить не может (улыбается).
При чтении немедленно обращаю внимание на всё. Не могу не видеть ляпов. Как не может музыкант не услышать фальшивых нот. Но намётки к рецензии делаю при втором и последующих прочтениях. Исключения — это когда тошнота от глупостей автора подходит к самому горлу, и я пишу рецензию под работой прямо в окно, не редактируя, не обдумывая. Правда, бывают случаи, когда рецензию под рассказом я превращаю в самостоятельную работу. В последнем случае я уже перечитываю работу, правлю рецензию, исправляю опечатки, нахожу иногда ошибки в своих рассуждениях, и так далее. То есть процесс уже не отличается от работы над рассказом, очерком…

И.К.:
— Что нужно для того, чтобы стать профессиональным критиком? Этому вообще можно выучиться?

С.К.:
— Нет, Игорь. Нельзя. Можно «набить руку». Получить ИНФОРМАЦИЮ, МЕТОДИКУ. Скажем, в ЛГИТМиКе было отделение театральной критики. Нельзя выучиться. Этим, УВЫ, нужно жить.

И.К.:
— А писательство? Оно от Бога или на писателя тоже можно выучиться? По-вашему, чем писатель должен обладать, какими навыками?

С.К.:
— Ужасный вопрос, сэр! За полный ответ на меня опять анонимки посыплются… (улыбается)

И.К.:
— Но всё же! Вдруг это кому-то поможет избежать ошибки, вовремя разобраться в себе, понять, что писательство — не его дело, а потому не стоит зацикливаться на нём, ибо как есть что-то другое, где тоже можно как-то проявить себя…

С.К.:
— Хорошо, убедили…
Первое. От Бога. Спросите у нескольких прекрасных авторов, и часть из них скажет Вам, что идея стихотворения, мысли, текст рассказа или его смысл, второй план приходили им во сне. Как будто кто-то диктовал это…
Второе. Образование, Литературный институт, в частности, ещё никогда и никому не помешал. Но талант и образование — параллельные категории. Игорь, вы слышали когда-то фразу: «Он — образованный поэт (писатель, критик, — талант)»? И я никогда не слышал.
Третье. Чем обладать? Тем, чего нет у большинства людей: уметь положить свои мысли на бумагу или экран, ЧУВСТВУЯ звучание каждого слова, рифмы, ритма. И начинается это в раннем детстве. Нужно очень много читать, всё подряд, каждый день. Если чужая методика хоть как-то отложится в подкорке — из нас может выйти поэт или писатель. Если нет — А ИМЕННО ЭТО МЫ ВИДИМ на сайтах ежесекундно — ни фига не выйдет, кроме тошнотворного тщеславия, замешенного на чувстве зависти, вплоть до волчьего воя. Даже — до оголтелой ненависти к тем, кто делает это лучше нас.
Четвёртое. Тот, кто умеет «литературно говорить», теоретически сумеет писать.
Пятое. Поэты — это вообще «что-то с чем-то», как говорили раньше в Одессе. Это — образ МЫШЛЕНИЯ, а не преподаваемое на уроках литературы умение рифмовать. Однажды я попросил Юлию Добровольскую принять участие в работе жюри литературного конкурса «Вся королевская рать», в номинации «Поэзия». Юлия написала мне, что-то типа… «Сол, я посмотрела работы. В конкурсе в данный момент только один поэт — Вадим Цокуренко. Остальные — вообще не поэты. Они просто рифмуют»… (В конкурсе участвовали полторы сотни авторов.) Я с Юлей полностью согласился. Рифмовать умеют многие, но поэтов — единицы. Награды в конкурсах к поэзии отношения почти не имеют. Она — Поэзия — или есть, или её в работе нет. Увы, чаще всего — и близко не гуляла.

И.К.:
— Что для вас легче написать — новеллу или обзор, критическую статью? Почему?

С.К.
— Это очень индивидуально, Игорь. Но вы правильно построили вопрос: с ударением на «вас». Мне физически легко даются критические статьи. Ещё легче — обзоры. Но морально... Очень трудно перечеркнуть чью-то работу, совесть мучает, ручку тормозит, клавиатура западает…
На втором месте по сложности — очерки. Я могу написать очерк на любую разумную тему, кроме тем о внутренней политике России. Потому что уже почти 22 года живу вне её, — могу не понять каких-то нюансов, процессов…
Самое сложное — рассказы, новеллы и повести. Во мне в конце 2003 года произошёл какой-то перелом: я стал в ответе за каждое своё слово.
Например, рассказ «Здравствуйте, дяденьки и тётеньки!» я обдумывал больше года, а написал за пару часов и никогда больше не правил. Думаю, что его не зря наградили.
А рассказ, написанный для Валерия Белолиса на Чернобыльскую тему «Эх, яблочко, куда ты котишься» я переделывал раз десять, правил — в три раза больше. И в то же самое время написал для того же Валерия так называемую «мелкую повесть» «Добрые люди, почти по Гоголю» почти без правки.

И.К.:
— На «Что хочет автор» для вас есть интересные авторы, кого бы вы с интересом и удовольствием почитали? Можете назвать кого-нибудь… И почему вам интересно их читать?

С.К.:
— Интересно читать работы талантливых людей, и вне зависимости от их личного отношения ко мне или к моим упражнениям. Кроме четырёх авторов, упомянутых выше, — Юлии, Лары, Валерия и Вадима, я могу назвать многих авторов «Что хочет автор», бывших и действующих. Часто, я могу ошибаться с фамилиями, ибо никогда не гляжу на это при читке.
Безусловно, это Михаил Лезинский, как бы «классический» писатель, до которого многим из нас далеко. Это — проза Дмитрия Сахранова, ускользнувшего от меня в Реал, это поэзия Хазара, включая юмористическую, это некоторые работы Ивановой, Коноваловой, работы Борисова и Маверика, работы Петропавловского — в стихах и прозе, работы и критические статьи Грушевской, стихи Ланского, стихи и работы в прозе Геннадия Неймана, с коим мне выпало удовольствие встречаться во время презентации моей книжки в Израиле. Прекрасный автор — Людмила Чеботарева. На одной из своих встреч с читателями я дал ей слово, она читала свои стихи, и зал замер. С удовольствие просматриваю видео и фотографии. Я тронут мемуарами Тамары Ростовской, имел честь писать на них рецензию. Скоро получу от неё книжку в подарок.
А какой прекрасный автор Сони Деймар! Какие точные наблюдения (рецензии) у Сергея Бублия, как здорово он написал свой рассказ-монолог о мальчике «Рас-сказ-ка», если не ошибаюсь с названием. Какой интересный поэт Плющиков, Да разве можно упомянуть всех, — невозможно, места не хватит.
А Ариадна, а Петрушин, а Хлебников, Юля Чиж, Ира Шухаева, Царёв, Эстрайх? Каков Илзе?! Он даже в повседневных рифмовках хорош, каждое слово на своём месте. А какой интересный автор Олдбой!
Работы ВСЕХ авторов выше отличаются жизненной правдой, поэзией, точностью мысли, продуманностью каждого слова, образами, умением донести замысел до читателей. Браво!

И.К.:
— Вам комфортнее работать только с постоянными людьми, кого однажды отобрали, или ваша команда как-то обновляется, «Частный вытрезвитель» может принять членов? Если да, то где и как подаётся заявка на участие в литературно-критическом проекте? Какие требования к новичкам?

С.К.:
В данном вопросе вы глубоко ошибаетесь. Я специально открываю список Первого творческого объединения.
«Старички», «отобранные» мной: Сухих, Славицкий, Черномаз, Дигурко и Хлебников. Всё. Точка. Тут же замечу следующее. Спросите у КАЖДОГО из «стариков», сколько раз мы ругались с ними по принципиальным вопросам. Спросите у них, сколько раз каждый из нас менял своё мнение в процессе споров. И каждое моё последующее предложение о сотрудничестве они принимали, без исключения.
Чуть «моложе старичков». Ирина Акс и Михаил Левин. Они были приглашены в мой конкурс на «Графоманах». Ругались крепко.
ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ЧЛЕНЫ ГРУППЫ. Никогда ни с кем из них ни в одном проекте не работал. Артур Петрушин когда-то навалял мне тумаков за ошибки в одной из моих работ, умышленно выставленной на Главной странице «Графоманов», чтобы наваляли. Александр Балбекин, за которым я следил ещё с осени, обладает даром понимать замыслы авторов, видеть ДЕТАЛИ в работах, чувствовать технику.
И подобное я могу сказать о КАЖДОМ члене группы.
Дело в том, Игорь, что я пристально наблюдаю за состоянием критики в сети. И в свои проекты приглашаю только единомышленников, следя за их честностью в рецензиях и отношением к поэзии и прозе. Именно таким образом мне удалось когда-то собрать первый состав Редколлегии на сайте «Что хочет автор». И именно так — нынешнюю группу Первого творческого объединения. Нас объединяют не «кукушка-петух», а отношение к Литературе.
Исключение. Миша Лезинский. Начиная с 2005 года, Михаил не работал ни в едином проекте портала. Кроме одного:  его старый блог в газете Фанера. Дело в том, что Миша — человек не совсем здоровый, ему трудно заниматься систематической работой. Но он — нюхом чувствует прозу.

И.К.:
— Сол, расскажите, пожалуйста, о ваших планах, речь, в первую очередь, идёт о новом вашем проекте — Первом творческом объединении…

С.К.:
— Мы начали марафон — большой серьёзный конкурс «Точка разлома, быть или не быть». В самые ближайшие дни, вопреки первоначальному плану, мы начнём так называемое «Обсуждение №1», то есть начнём отсев работ на пару недель раньше. Планы поменялись из-за… бездумности авторов. Вы же знаете, что Положения о конкурсах авторы читать не умеют. И даже если прочитают, то видят в них только то, что им хочется увидеть. Я хочу сказать, что есть работы, не соответствующие положению или теме конкурса даже в отдалённом измерении. Мы выбросим эти работы, покажем сайту как бы нашу методику отсева. У авторов будет возможность ЗАМЕНИТЬ работы.
В дальнейшие планы входит создание Мастер-классов. Но пока вопрос отложен: нет руководителей. Те, кого я планировал, либо не согласились из-за занятости в Реале (Мария Тернова), либо я найти не могу в сети (Клименок). Постараюсь найти.
Ну, и — конкурсы, конкурсы, конкурсы. И мы готовы принять любое разумное предложение от любого автора. Естественно, наши планы не имеют отношения ни к Редколлегии, ни к Судейской Коллегии, ни к Международному Союзу писателей. Мы живём в параллельном мире. И заниматься любым видом администрирования не собираемся.
Требование к новичкам: 1-е. Качество работ. Качество критики. 2-е. Предельная честность в каждой реплике. 3-е. Новаторские идеи. 4-е. Умение слушать и понимать авторов чужих работ. 5-е. Умение понимать и принимать чужое мнение. 6-е. Умение принимать критику собственных работ без комплексов. 7-е. Минимальное участие в тусовках, не связанных с Литературой.

И.К.:
— Вот и подошло к концу наше интервью. К сожалению, конечно… ибо о литературе можно говорить долго, вопросов масса. Теперь остаётся только надеяться на то, что интервью получилось не только интересным, но и полезным. Будем ждать откликов!
Спасибо, Сол, за приятное общение. Творческих вам успехов, счастья и здоровья!

С.К.:
— И вам, Игорь, желаю того же!

И.К.:
— До новых встреч!


13 августа 2011 г.

Категория: Кофе со сливками | Добавил: ИК@Р (29.12.2011)
Просмотров: 654 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
1  
На мой взгляд, Сол очень строгий и сильный критик. Не дает никому спуску. Рекомендую попробовать его хватку и зубы. Я пробовал - писать не расхотелось, а править пришлось не мало. Многие его не любят, вплоть до остервенения. А Игорь взял да интервью с ним закатил. Молодца!
Интервью ёмкое, профессионально выстроено. Хорошая работа! first

2  
Благодаря тебе, Друг, ещё больше укрепился в мысли, что такие критики, как Сол, не отбивают всякую охоту дальше творить, а наоборот...
Спасибо. С новым годом! beer

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]