Четверг
20.09.2018
22:20
Категории раздела
Кофе со сливками [18]
Зона отчуждения [7]
За красивым фасадом [6]
Поиск
Вход на сайт

АрхивчИК
Проекты друзей
Кто на сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Оферта
    Все права на материалы,
    размещённые на данном сайте,
    защищены.
    При использовании материалов
    любое воспроизведение,
    цитирование, копирование
    или распространение материалов
    в любой форме
    возможно только
    с указанием правообладателя
    и обязательной
    активной ссылки
    на источник заимствования.

Краснов World

Книжная полка


Война и месть полковника Попова

Война и месть полковника Попова

(по материалам «Последние вести с Уктусского фронта»)

В марте 2015 года на должность директора Уктусского пансионата для престарелых и инвалидов был назначен Андрей Попов – человек, который до этого более двадцати лет прослужил в колонии начальником охраны и, как сам признался журналисту «Российской газеты», «однажды понял: кроме "стой, стрелять буду" ничего о жизни не знаю». С этого времени, можно сказать, и начались несчастья в некогда одном из лучших, передовых государственных социальных учреждений Свердловской области. Всё потому, что едва получив доступ к деньгам подопечных, новый директор, по словам проживающих пансионата, «начал в наглую проворачивать финансовые махинации и нарушения. Сначала его прихватывает Министерство финансов (письмо от 24.12.2015 № 05-03-04/12203) – отмазался. Затем, зная, что идёт на явное преступление, обманным путём, используя липовые заявления и доверенности, повышает стоимость оказания социальных услуг и в течение трёх месяцев вычитывает с кого на 1000 рублей больше, а с кого – на 2000 рублей… Помимо тех 75 процентов, что с нас уже дерут. 90 процентов! За что? Слава богу, прокуратура тормознула (письмо от 11.03.2016 № 1626ж-15). И что? Попов опять по полной отмазался и своему хозяину Злоказову выставил всё так, что мы во всё виноваты, сами этого хотели»… В итоге директор вернул людям 467 тысяч рублей.

Однако! Уже к осени Андрей Попов снова поднял плату за проживание и оказание социальных услуг, которые, судя по данным опроса, в большинстве своём являются фиктивными…

То есть приписками!

Как показал анализ самих Актов социальных услуг, фактически люди пользуются всего 6-12 услугами, о чём прекрасно знают в Министерстве социальной политики Свердловской области, но там ни в какую не собираются что-то менять…

Конечно, чиновников тоже понять можно, выгодно же, такие огромные суммы денег получают с государства!

Подвергшись обману и административно-психологическому насилию, боясь угроз и расправы, несмотря на то, что получаемая на руки часть пенсии уменьшится в 1-1,5 раза, люди со слезами подписывали кабальные договора. Прокуратура выносить директору Уктусского пансионата новое, повторное предостережение (письмо от 18.04.2018 № 718ж-2016)…

А как известно, всякое повторное прокурорское предупреждение (предостережение) квалифицируется как заявка на возбуждение уголовного дела или подачи искового заявления в суд.

Казалось бы, что ещё надо, пора уж остановиться, прекратить весь этот произвол и беззаконие в отношении стариков и инвалидов… Так нет, Андрей Попов не из тех, он «упёртый калач – зря что ли уголовниками командовал, уж если что втемяшило ему в больную голову, прёт как безбашенный танк», идёт до конца. На этот раз он решил отыграться на сотрудниках. Взял да уволил 90 процентов работников, которые проработали в пансионате по несколько десятков лет и имели большой опыт в работе со стариками и инвалидами, пользовались у них уважением…

По 30 сотрудников в год!

Вместо них нанял совершенно непонятно кого и далёких от социальной сферы, чтобы только меньше им платить.

Но и этого Андрею Попову показалось маловато. Он ликвидировал с территории пансионата спортивную площадку, где летом в свободное от работы время занимались молодые инвалиды, и вместо неё затеял строительство незаконной платной автостоянки (вплотную находится детский садик), истратив 200 тысяч рублей, а в аварийном месте (!), у центральных ворот вдоль забора, решил проложить опасную пешеходную дорожку для инвалидов-колясочников, которая обошлась в 450 тысяч рублей. И теперь в прокуратуре ломают головы, куда же подевались 650 тысяч рублей, если в наличии совсем нет ни платной автостоянки (один только забор!), ни пешеходной дорожки, а в представленных директором документах полный порядок, «комар носа не подточит».

Потом Андрей Попов вновь взялся за своих подопечных. Он никак не мог забыть, простить того, как это какие-то там старики и инвалиды посмели ослушаться, не подчиниться его приказу и сказать «нет»… Кому? Полковнику!

Вот лишь несколько вопиющих эпизодов.

4 сентября 2017 года в четвёртом часу вечера в комнату Елены Кивилёвой вошёл директор с большой папкой, в которой, когда её открыл, Елена увидела бланки нового договора (до этого к ней уже подходил социальный работник, уговаривал подписать). Сначала директор спокойно уговаривал подопечную подписать новый договор. Но та отказалась подписывать, потому что пенсия у него и без того маленькая, а ведь лекарство приходится самой покупать…

В последнее время в пансионате лекарства закупаются в основном тогда, когда с Министерства должна «нагрянуть» комиссия либо с проверкой, либо для местного телевидения и СМИ пропиарить очередной сомнительный проект их ставленника!

Например, вместо светлого, уютного холла со цветами и биллиардом – кафе. Спрашивается, к чему оно вообще? Если уже есть две столовой, одна из которых малая… Что, разве в ней нельзя было устраивать в Дни рождения чаепития, как было раньше, до прихода полковника? А так в разы сузился коридор, превратился в тёмную туннель. Не дай бог, конечно… Но вдруг пожар! Что тогда? С пожарниками хоть было какое-то согласование?

И тогда директор не стал сдерживаться, показал себя, какой он на самом деле: психанул и, забыв про свою полковничью исключительность, смачно, будто в колонии с уголовниками, сматерился: «Сволочи, вы… Б…ь». После чего, направившись к двери, чтобы выйти в коридор, резко дёрнул коляску женщины, которая, не ожидавшись такого, вздрогнула, и выдавил с угрозой: «Все ведь по судам пойдёте, по остановкам поедете»…

То есть если раньше Андрей Попов неугодных подопечных выставлял (и продолжает выставлять) перед правоохранительными органами и различными официальными инстанциями как людьми полоумными, алкашами, дебоширами и злостными нарушителями внутреннего распорядка пансионата, то на сей раз жертвой его психических и матерных выкрутасов оказалась не просто женщина-инвалид первой группы с детства, а…

Рекордсменка, бронзовый призёр Чемпионата Европы в Братиславе (Словакия) и восьмикратная чемпионка первенств России и Свердловской области по поднятию штанги лёжа!

Человек, который неоднократно, проявляя настоящее мужество, упорство и целеустремлённость, на столь высшем спортивном уровне и в упорной борьбе не просто достойно выступал в составе сборной команды России, а оставил позади себя многих сильнейших спортсменок Словакии, Германии, Италии и других европейских стран.

В голове не укладывается, как это Андрей Попов, будучи должностным лицом, директором социального учреждения да ещё офицером в столь высоком звании, так бесчеловечно, безжалостно относится к людям, которых прежде должен защищать и заботиться о них… Если он действительно офицер, то почему до сих пор не нашёл в себе мужества и, забыв на время про свою «исключительность», не извинился перед Женщиной… Инвалидом?

8 мая 2017 года в лестничном пролёте, как спускаться в столовую пансионата на завтрак, – при свидетелях! – Андрей Попов, угрожая физическим насилием, со словами «Чего ты хочешь? Вы, Павел Геннадьевич, почему не расписались в анкете, ведь я же приказал… Я могу и по-другому с вами разговаривать», начал хватать проживающего пансионата Павла Гудова за руки, тем самым провоцируя на ответное действие. Человек оказался в шоке, не сразу понял, что к чему, что вообще происходит. Но потом на все провокации директора Павел ответил: «Вы зачем меня хватаете? Что с вами происходит? Давайте вместе съездим министру и у него во всём разберёмся!». После чего, скрепя зубами, Андрей Попов удалился, но через минуту-другую (Павел даже не успел спрятаться) появился вновь. И, стараясь не делать резких движений, попросил подопечного последовать за ним в директорский кабинет и там без свидетелей поговорить «тет-а-тет»: «Чего ты боишься?». На что Павел ответил: «Я с вами никуда не пойду, боюсь физической расправы с вашей стороны»… И это он повторил несколько раз.

Есть даже свидетель, который видел, как Попов кулаком «приложился» по подопечному!

Несложно представить, что бы произошло в директорском кабинете «тет-а-тет», если бы подопечный директора там оказался. Это притом, что в статье 4 «Принципы социального обслуживания» федерального закона № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» чётко прописано, что «Социальное обслуживание основывается на соблюдении прав человека и уважении достоинства личности, носит гуманный характер и не допускает унижения чести и достоинства человека»…

Что же получается?

Законы Российской Федерации для Андрей Попова – совсем не указ, он и правда, как запрограммированный робот, привык жить и работать по суровым законам колонии, где долгое время был начальником охраны осуждённых…

Так что ли?

Если нет, то почему Андрею Попову можно буквально всё? Почему он распускает руки на проживающих пансионата? Не для того ли с такой любовью обустроил спортивный зал, где в основном в полном одиночестве ежедневно и «набивает силу»? Для других – вход строго два раза в неделю…

Кстати, одна из молодых подопечных директора, бывшая воспитанница Екатеринбургского детского дома-интерната для умственно отсталых детей, «по собственному волеизъявлению» на обустройство только спортивного зала перечислила 150 тысяч рублей со своего банковского счёт!

Как такое вообще могло произойти? Чтобы больной человек, без адвоката или доверенного помощника (социальные работники, как и сам директор – это всё заинтересованные люди и не должны участвовать в той или иной сделке)… да ещё по собственному волеизъявлению! Ему что, совсем нечего купить для себя? Если человека психологически обработали (благо новый директор при пансионате создал целую службу социальных работников по оболваниванию людей!), внушили, что так надо сделать обязательно… – тогда, конечно, всё становится ясно и никаких вопросов не может быть.

Андрей Попов что, уже реально не осознаёт, что творит, если неизменно применяет насилие при решении вопросов, связанных с его амбициями, но далеко не с социальным обслуживанием? Почему, если кто-то из подопечных не выступил как спонсор его сомнительных проектов (не отдал последние крохи от пенсии), и мешает заниматься беззаконными делами, Андрей Попов безнаказанно, в себе в угоду может вершить людскими судьбами? Пользуясь служебным положением, выкидывать неугодных подопечных на улицу без документов, денег и жилья, обманным путём ставить диагнозы и доказывать им, что они невменяемы, при этом применяет физическое и психологическое насилие, заставляет подписывать любые липовые договора, заявления, доверенности, акты… А что в итоге? Андрей Попов всё равно любимыми средствами избавляется от тех, кто ему не нужен, прямо какой-то диктатор, который своих решений никогда не меняет и идёт до конца…

При полном попустительстве министра социальной политики Андрея Злоказова, который бесспорно доверяет верному ставленнику и отписывается на многочисленные заявления и жалобы стариков и инвалидов, что, мол, всё законно, директор имеет на то полное право.

Положение усугубляется ещё тем, что Андрей Попов не только сам не прочь применить насилие, но и в качестве санитаров принимает на работу бывших уголовников и заставляет их, как в колонии, наводить порядок и доносить на всех, а из физически крепких подопечных (кто раньше отсидел, бомжевал и, по всей видимости, у него был под опекой в городской ночлежке, где он до этого четыре года проработал начальником), организует свой актив. Так что в дальнейшем, если ничего не изменится, в отделениях появятся «смотрящие». Тут и… до поножовщины недалеко!

Удивляет другое.

Да, старики и инвалиды – не осуждённые, это люди, нуждающиеся в милосердии, заботе и постоянном уходе… Но как тогда министру Андрею Злоказову вообще пришла мысль назначить директором социального учреждения человека, который, судя по представленным выше фактам отношения к людям, психически неуравновешен и не имеет никакого опыта в социальной работе со стариками и инвалидами? Хотя… Если, как кажется многим проживающим пансионата, министра действительно связывают с Андреем Поповым какие-то крепкие обязательства и узы родства (жена-сестра), тогда, конечно, другое дело, всё понятно.

26 марта 2018 года Людмила Перина, инвалид первой группы с детства, мирно спала у себя в комнате, как вдруг дверь открылась, вошли участковый и социальные работники пансионата, разбудили женщину и давай по полной программе заставлять её насильно, всячески пугая тем, что в камере ей будет трудно, заставлять подписать какую-то бумагу. Женщина отказалась, сказала, что не подпишет. Тогда участковый составил протокол о якобы злостных нарушениях…

В итоге один из основных свидетелей и неугодных режиму нового директора был доведён до слёз.

Всё потому, что женщина-инвалид осмелилась подать заявления на имя прокурора Чкаловского района (от 18.10.2017 и 27.12.2017) и начальника отдела полиции № 13 УМВД по Чкаловскому району (от 09.01.2018) в связи с тем, что у неё была похищена часть его пенсии, и она просила во всём разобраться, вернуть украденные деньги, а виновных привлечь к уголовной ответственности…

Но на том злоключения Людмилы Периной не закончились.

Злопамятный Андрей Попов решил до конца осуществить свою месть. Сначала его подручные закрыли несчастную женщину в изоляторе…

Несмотря на то, что она боится замкнутого пространства!

После всё же добились того, чтобы та покорно подписала все нужные директору документы (имеются копии).

Затем, уже 16 июля 2018 года, рано утром, восьми ещё не было… в дверь комнаты Людмилы снова постучали…

Прямо как в былые 30-е годы репрессий!

Бедная женщина… с спросонья, ничего не поняв… с трудом подошла к двери и открыла её. А ей с порога:

– Собирайся! Поедешь в больницу, сдавать анализы!

Не подозревая ничего худого, забыв про всякую осторожность (за день-два добрые люди предупредили: «Учти, ты следующая, ненормальный Попов уже объявил на тебя охоту, скройся куда-нибудь на пару дней…»), женщина быстро оделась и безропотно пошла за прислужниками «нелюдя». Все вещи остались в комнате. И только в машине, в дороге она почувствовала неладное. Но было уже поздно. Через какое-то время машина остановилась у ворот Щелкунского психоневрологического интерната…

Это притом, что человек не писал никаких заявлений о переводе в другой интернат!

Для Андрея Попова это не аргумент. Он не желает, чтобы заявлениям подопечных в Следственном комитете и прокуратуре был дан ход, поэтому дошёл уже до того, что, основываясь на докладных, состряпанных «карманным профсоюзом» (прежде всего – врачом-психиатром и заведующей медицинской частью, которых, судя по некоторой информации и как он поступил со многими неугодными сотрудниками, в скором времени собирается уволить, тем самым избавляясь от свидетелей его преступных деяний), для правоохранительных органов и покровителей с министерства социальной политики придумывает против неугодных подопечных всякие небылицы о том, что они якобы злостно преступают положенный режим, злоупотребляют спиртными напитками, дебоширят, нарушают дисциплину и так далее, почему приходится вызывать не только участкового, но даже и… ОМОН (!). С единственной целью – добиться составления административки, которая узаконит его действия по избавлению свидетелей и неугодных подопечных.

Таковы нынче порядки в Уктусском пансионате. Репрессивные действия вовсю применяются как новый метод социальной работы в государственном социальном учреждением. И Андрей Попов, конечно, имеет полное право на получение авторского патента. А Министерство социальной политики в лице Андрея Злоказова не просто всячески его поощряет, но ещё и «с помпой, со шашлыками» в марте 2016 года продлило с ним трудовой контракт, хотя журналисту «Российской газеты» Андрей Попов сказал, что не собирается оставаться дальше работать…

Невзирая на то, что от жертв произвола и беззакония поступило сотни заявлений!

Непонятно. Как вообще можно было продлевать трудовой контракт с человеком, против которого за время его испытательного срока в следственный комитет, прокуратуру, полицию и в другие официальные инстанции поступило столько заявлений о массовых хищениях пенсий, махинациях с квартирами и нарушениях прав и свобод, да ещё готовятся судебные иски?! Со стороны Министерства социальной политики это форменный цинизм и демонстрация подлинного отношения к социально-уязвимой категории населения… Иначе никак не скажешь.

Почему? Ответ один.

Министерство своих не сдаёт, оно очень нуждается в работниках, подобных Попову.

Потому война со стариками и инвалидами уже приносит полковнику ощутимые дивиденды. Недаром же у него есть трёхэтажный особняк, а недавно прикупил к нему и второе авто – иномарку, как говорят проживающие, с «блатными» номерами. Плюс ко всему при нём ещё как перевыполняется негласный план по смертности, в пансионате люди мрут «пачками», освобождая места для новых жильцов, более тихих и послушных.

Так, в июне 2018 года вдруг не стало Галныкиной Натальи Анатольевны – добрейшей души человека, педагога с многолетним стажем, человека, который до последнего дня своей жизни не смирился с тем, что творилось в Уктусском пансионате с приходом Попова и не терял надежды, всё ждал, ждал, когда же к ней в комнату зайдёт следователь с прокуратуры. Кто хорошо знал Наталью Анатольевну, а таких в пансионате немало, до сих пор недоумевают, как такое вообще могло произойти… И ведь когда?! В день, когда наконец-то должен был прийти следователь по её заявлению о хищении руководством пансионата её пенсии и привлечении Попова к уголовной ответственности…

Какое странное совпадение. Приход следователя… И смерть одного из главных свидетелей…

А в июне 2018 года опять же при невыясненных обстоятельствах не стало сначала Наташи Коневой, затем, спустя три дня, Жени Колыханова. Ей 41 год, ему – 51. По меркам пансионата ещё достаточно молодые люди. Оба инвалиды первой группы. В последнюю неделю своей жизни Женя совсем ничего не ел…

Целую неделю! Где? В государственном социальном учреждения!

Родственники, конечно, не поверили в столь скоропостижную смерть, собираются подавать в суд… Но кто вернёт им близкого человека?

Многих проживающих Уктусского пансионата настораживает то, что в последнее время, когда в прокуратуре по их бесчисленным обращениям началось движение и готовятся судебные иски против Министерства социальной политики и Попова, которому без какого-либо обстоятельного разбирательства и по первому требованию выдаются путёвки-приговоры на неугодных, в основном исчезают те, кто не подписал кабальный договор на проживание и оказание фиктивных социальных услуг или не согласен с новой «социальной» политикой Министерства и отважился сказать «нет» «нелюдю»-директору-полковнику…

То есть налицо такой факт, что, не брезгуя ничем (даже столь высоким офицерским (!) званием), прибегая к карательно-репрессивным методам, Попов упорно, целенаправленно избавляется именно от тех, кто может дать правоохранительным органам, в прокуратуре и на суде хоть какое-то показание против него и его хозяина, министра социальной политики. И как следствие…

Одни скоропостижно умирают!

Других выбрасывают на улицу, тем самым лишая единственного жилья!

Третьи обманом, без каких-либо заявлений и официальных решений (они, как правило, после появляются) отправляются в психоневрологические или специализированные интернаты закрытого типа!

Ведь как говорится…

Нет человека – нет проблем!

Можно дальше чинить беззаконие и спать спокойно.

Вот только почему же старики и инвалиды должны расплачиваться своим здоровьем, своими жизнями и пенсиями лишь за то, что Попов, кроме команды «Стой! Стрелять буду!», ничего о жизни толком не знает и (кроме, конечно, сомнительных проектов обмануть и нажиться за счёт стариков и государства) ничего не умеет? Андрей Злоказов, как министр социальной политики, когда утверждал Андрея Попова в должности директора Уктусского пансионата, что, разве не знал об этом, как и о том, что в какой степени такие люди, которые «не наигрались в войнушку», им всё мерещится война и что вокруг только враги да опасные преступники, в какой-то степени психически больны и периодически проходят лечение в Свердловском областном клиническом психоневрологическом госпитале? Как вообще можно было доверить Андрею Попову 330-360 жизней?! Это же ещё как опасно и безответственно. Кроме того, ставит под сомнение профессиональную пригодность тех, кто назначал Андрея Попова, если только в том нет каких-то корыстных интересов. Ну «лазил человек по горам»… Пусть бы и дальше продолжал лазить с красной табличкой «Полковник Попов А.В.» (которая в его кабинете прикреплена на видном месте и которой он так кичится), отвечая на позывной на мобильном телефоне «Приём, ответьте»! Так нет, нашлись же «добрые дяди», пристроили и доверили командовать целым социальным учреждением… Старики и инвалиды чем перед ним виноваты? Они уж точно никакой не враг, их наоборот… защищать надо!

Примечателен конкретный пример.

Произошло это в первый год, когда Андрей Попова только-только назначили директором пансионата. У столовой на диване сидели двое молодых инвалидов – ждали, когда прозвенит звонок на обед, негромко между собой переговаривались собой. Андрей Попов подошёл к ним:

– Так, почему не встаёте и не приветствуете полковника?

А это уже на вахте, инвалиду второй группы:

– Почему в фуражке, не снимаешь её и не встаёшь?

Последней каплей стало коллективное письмо, которое подписало около ста (!) человек. Но для Андрея Злоказова и его помощницы Ирины Салахутдиновой (именно она готовила министерские ответы-отписки) всё это оказалось пустым звуком, их каменные сердца не пробиваемы. Им «глубоко до лампочки», что для стариков и инвалидов пансионат – это не учреждение, а дом, они хотят, чтобы к их мнению прислушивались и чувствовать себя защищёнными от человека, который «больной, контуженный (о чём, по словам проживающих, новый директор сам не скрывает и говорит вслух), психически неуравновешенный и бесцеремонный, к тому же обманщик, грубиян-матерщинник, узурпатор» их прав и свобод», превратившего жизнь 330-360 стариков и инвалидов в невыносимую жизнь и зону сплошного выживания. Такие люди, как Андрей Попов, несовместимы с работой в социальной сфере и с социально-незащищённой категорией населения, их пенсиями, банковскими сбережениями и квартирами, они притворны и схожи с хамелеонами. При хозяине и вышестоящем начальстве заискивающие и с хорошими манерами, а в отношениях с подопечными – высокомерны, надменны, циничны и грубы. Это и правда «оборотни и нелюди» в человеческом обличии. Нелюди, которым доверили рулить судьбами социально-уязвимых людей. Нелюди, которые рассматривают должность в социальном учреждении как разновидность бизнеса и кормушку, а своих подопечных – как безропотных исполнителей и спонсоров.

Проживающие Уктусского пансионата доведены Поповым и его подручными до предела. Чтобы остановить весь этот ужас и беспредел, они собираются обратиться лично к Президенту России Владимиру Владимировичу Путину, который и сам спортсмен, и наверняка относится с уважением ко всем российским спортсменам, и донести до него эту грязную, дикую, вопиющую историю. Люди очень надеются на то, что, несмотря на всю свою занятость, Владимир Владимирович найдёт время разобраться, поможет не только Елене Кивилёвой, но и другим проживающим пансионата… в конце концом, даст распоряжение, чтобы за «такую вот борзоту и хамство призвать к ответу виновных»…

По-другому никак. В Министерство социальной политики бесполезно обращаться. Оно не для стариков и инвалидов, а для чиновников – так называемых «хозяев жизни и сильных мира сего». Это какая же армия чиновников-бюрократов, которые ничего не делают, только зарплату получают! Не лучше бы было на половину их сократить, а освободившиеся деньги (а это огромная сумма) направить на социалку? Ну зачем только одному Екатеринбургу, помимо Министерства социальной политики, ещё и 7 районных отделений? Это какой штат чиновников приходится содержать государству! Может, проще закрыть все районные отделения, а в самом Министерстве открыть 7 отделов со штатом 3-5 человек? Смотришь, старикам и инвалидам действительно станет легче жить!

Игорь КРАСНОВ,

г. Екатеринбург.

Категория: За красивым фасадом | Добавил: ИК@Р (03.09.2018)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]